О нас
- Отзывы КЛИЕНТОВ
- Подарки Клиентов
- Отзывы О САЙТЕ
- Цены на ветеринарные услуги
- Цены на лабораторные исследования
- Вакцины и препараты
- Контактная информация

  Навигация
- Ветеринарный ФОРУМ
- ФотоГАЛЕРЕЯ
- Общественное Мнение
- Календарь Событий
- Статистика портала
- Рейтинг зоосайтов
- Он-лайн развлекуха
- Помощь по сайту
- Общий FAQ (старый) - полезно почитать
- Размещение Рекламы
- Добавить в Избранное
- Сделать стартовой

  Авторизация:
Имя:
Пароль:
Параметры
Запомнить вас:
Скрытный вход:


[ Регистрация ]

  Выборка в форуме:
Нюхай:
-Расширенная выборка (Рекомендуется!)
Выборка по нормативу Гугля :
Нюхай:
Сеть veterinars.ru
bull-doc.ru Dog100 TopZoo HotDog Каталог

Текущий Опросец:
Доверяете ли Вы своему лечащему врачу?
Вопрос исапользования и терапетического успеха
 0. У меня нет лечащего врача.
 1. Нет и назначениями не пользуюсь.
 2. Не доверяю, но назначениями пользуюсь.
 3. Доверяю, но проверяю.
 4. Доверяю однозначно. А то как же можно лечить?
 5. Вам бы такого врача, как у меня!
 

 Трибуна : Предложения и пожелания. А можно и початится...

Активисты Ветеринаров.ру   Самые активные
Имя Постов
- Сергей 28567
- Доктор Дулитл 2786
- Ryis' 2699
- ЭльФ 1527
- Попов Максим 1384
- Хозяйка спаниеля 1352
- llllubasha 1110
- Miss_Hope 987
- fio-rio 645
- glorian 640

  Поучаствовали
ЗооРанкер - Показано число посетителей всего, визитов за сегодня (хитов), уникальных визитов за сегодня (хостов) на сайт Ветеринары.ру Показано число посетителей всего, визитов за сегодня (хитов), уникальных визитов за сегодня (хостов) на портал Ветеринары.ру
Рейтинг Ветеринары.ру на зооцентре Veterinars.ru на Vetdoctor.ru

  Асcоцияция Ветеринарных Врачей-Практикантов настоятельно рекомендует:


  Реклама на сайте

 Всё о ветеринарии, ветеринарной медицине, ветеринарах и владельцах.


Ветеринарная Медицина и Собаководство

             


» Добро пожаловать, Гость. Для получения Бесплатных Ветеринарных консультаций необходимо Авторизвоваться
[ Вход :: Регистрация ]
  Ветеринарный FAQ  New FAQ - Типичные вопросы и частые ответы.          RULES: Правила Ветеринарного Форума.       Ветеринарная консультация - Как получить?   Как задать вопрос Ветеринару
Страниц: (2) < [1] 2 >

[ Подписаться на эту тему :: Отправить тему по email :: Распечатать эту тему ]

Ответить в тему Новый вопрос ветеринару Новый опрос
Тема: Анестезиология и реаниматология собак и кошек, П. Р. Пульняшенко< Предыдущая тема | Следующая тема >
Сергей Нет на форуме
Doc
Персональный Аватар участника Ветеринары.ру
Мужик какой то


Группа:
Super Administrators
Сообщений: 28567
Дата регистрации:
января 2005

Москва, Сокольники.
Пост Отправлено: 20 июня 2008, 11:19 QUOTE

Дабы не сильно нарушать авторское право, текст приводится без картинок и схем.
Книжку со всем материалом в полном объёме вы можете приобрести в издательстве Аквариум (москва), за более чем посильные деньги, или обратиться напрямую к автору - заведующему клиники Фауна-Сервис (Украинак, Киев)




Экстренная и плановая врачебная помощь мелким животным
П. Р. Пульняшенко
[h4]Анестезиология и реаниматология собак и кошек
практическое пособие[/h4]


Оглавление

Предисловие
1. ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ АНЕСТЕЗИИ
1. Физиология боли
2. Характеристика стадий и уровней наркоза
2. ЛЕКАРСТВЕННЫЕ СРЕДСТВА, ПРИМЕНЯЕМЫЕ В

АНЕСТЕЗИОЛОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ МЕЛКИХ ЖИВОТНЫХ

1. Ингаляционные анестетики
2. Неингаляционные анестетики
3. Местные анестетики
4. Нейролептики, седативные и транквилизирующие средства
5. Наркотические анальгетики
6. Антигистаминные средства
7. Холинолитические средства
8. Ганглиоблокирующие средства
9. Адреналин и адреномиметические средства
10. Сердечно-сосудистые средства
11. Гормоны и их аналоги
12. Антихолинэстеразные средства
13. Аналептики и психостимулирующие средства
14. Диуретические средства
15. Ферменты и препараты с антиферментной активностью
16. Плазмозамещающие и дезинтоксикационные средства
17. Препараты для парентерального питания
18. Коагулянты и антикоагулянты
19. Миорелаксанты

3. ПРЕДОПЕРАЦИОННЫЙ ОСМОТР ЖИВОТНЫХ, ОЦЕНКА ФУНКЦИОНАЛЬНОГО СОСТОЯНИЯ РАЗЛИЧНЫХ ОРГАНОВ И СИСТЕМ ОРГАНИЗМА

1. Анамнез и общий осмотр
2. Клинические исследования
3. Клиническое значение проведенных исследований
4. Клиническая интерпретация некоторых лабораторных исследований
5. Операционный риск

4. ВИДЫ АНЕСТЕЗИИ

1. Местная анестезия
2. Общая анестезия

5. ТЕХНИКА И КЛИНИКА ОБЩЕЙ АНЕСТЕЗИИ

1. Выбор вида анестезии
2. Премедикация
3. Проведение наркоза
4. Примеры проведения общей анестезии

6. ОСЛОЖНЕНИЯ ОБЩЕЙ АНЕСТЕЗИИ

1. Осложнения на этапе вводного наркоза
2. Осложнения в периоде поддержания наркоза
3. Осложнения посленаркозного периода

7. ОСОБЕННОСТИ ПРОВЕДЕНИЯ АНЕСТЕЗИИ ПРИ РАЗЛИЧНЫХ ПЛАНОВЫХ ОПЕРАТИВНЫХ ВМЕШАТЕЛЬСТВАХ

1. Анестезия при операциях на органах брюшной полости
2. Анестезия при операциях на органах грудной клетки
3. Анестезия при травматологических операциях
4. Анестезия при офтальмологических и оториноларингологических операциях
5. Анестезия в амбулаторной практике
6. Анестезия у старых животных
7. Анестезия у щенков и котят

8. ЭКСТРЕННАЯ АНЕСТЕЗИОЛОГИЯ

1. Обследование и оценка общего состояния животного
2. Анестезия и интенсивная терапия при геморрагическом и травматическом шоке
3. Анестезия и интенсивная терапия при острой кишечной непроходимости, перитоните
4. Экстренная анестезия в акушерстве

9. ПРИНЦИПЫ ИНТЕНСИВНОЙ ТЕРАПИИ

1. Коррекция метаболизма
2. Искусственная вентиляция легких
3. Инфузионно-гемотрансфузионная терапия и парентеральное питание
4. Антибактериальная терапия
5. Профилактика и лечение пролежней
6. Гемодиализ и перитонеальный диализ

10. ТЕХНИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ, ИСПОЛЬЗУЕМЫЕ В АНЕСТЕЗИОЛОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ

1. Венепункция, венесекция, катетеризация вен и артерий
2. Пункция перикарда и плевральной полости
3. Туалет трахеи и бронхов
4. Интубация трахеи
5. Трахеостомия
6. Длительная катетеризация мочевого пузыря
7. Декомпрессия, дренирование и промывание желудка и кишечника
8. Тампонада носовых ходов

11. Глава 11. РЕАНИМАЦИЯ И ИНТЕНСИВНАЯ ТЕРАПИЯ У МЕЛКИХ ЖИВОТНЫХ

1. Острая дыхательная недостаточность
2. Острая сердечно-сосудистая недостаточность
3. Острая почечная и печеночная недостаточность
4. Коагулопатические кровотечения
5. Интенсивная терапия при острых экзогенных отравлениях


--------------
Выезд на дом +7 (926) 180-3469  Цены: http://veterinars.ru/Page_Price.htm
Отзывы о работе: http://veterinars.ru/gb/
И я не консультирую в "Личные сообщения"! Личные сообщения для ЛИЧНЫХ сообщений!!!
наверх
Profile PM WEB ICQ 
Сергей Нет на форуме
Doc
Персональный Аватар участника Ветеринары.ру
Мужик какой то


Группа:
Super Administrators
Сообщений: 28567
Дата регистрации:
января 2005

Москва, Сокольники.
Пост Отправлено: 20 июня 2008, 11:20 QUOTE

Глава 1. общие принципы анестезии

Открывая главу об общих принципах обезболивания, существенным представляется краткий экскурс в физиологию боли, ибо понимание процессов, происходящих в организме животного в момент травмы (включая и хирургическое вмешательство), позволяет оптимально выбрать способ анестезии и существенно снизить риск осложнении, связанных с наркозом. В связи с этим, позволим себе остановиться на основных моментах развития болевого синдрома у животных.

1.1. физиология боли

Боль — защитная реакция организма, выработанная и сохраненная в процессе эволюции у животных как сигнал о грозящей опасности. Но, зачастую, боль, если причина ее не устранена, является патологическим синдромом, приводящим к тяжелому нарушению функционального состояния организма (например, при травматическом шоке).
Болевые сигналы формируются и передаются болевыми рецепторами, которые располагаются между клетками и проникают в их цитоплазму. Поэтому любое повреждение клетки, сопровождающееся образованием активных химических агентов (серотонин, гистамин, брадикинин и др.) до определенного количества, воспринимается организмом как боль.
От рецепторов болевые импульсы следуют по периферическим нервам, представленным тремя видами нервных волокон (А, В и С), далее — передаются клеткам спинного мозга, и по его задним рогам поднимаются к таламусу. При этом болевые импульсы могут переходить на соседние нейроны, вызывая иррадиацию боли. Часть импульсов попадает на двигательные клетки передних рогов спинного мозга, вызывая непроизвольную защитную двигательную реакцию.
Чувство боли формируется в таламусе, гипоталамусе и ретикулярной формации мозгового ствола. Отсюда импульсы поступают в головной мозг, где возникает ощущение диффузной нелокализованной и локализованной боли. Болевые рецепторы внутренних органов дают, как правило, чувство нелокализованной боли.
Под влиянием потока болевых импульсов, в зависимости от интенсивности, длительности воздействия, исходного состояния организма, происходят изменения в функционировании ряда жизненно важных органов и систем. При этом повышается тонус симпатической части вегетативной нервной системы, активизируются эндокринные и внутренние органы. Клинически это проявляется тахикардией, тахипноэ, мидриазом, возникновением дрожи, повышением артериального давления. В дальнейшем, под действием сильных болевых раздражителей резко расширяются периферические сосуды, наступает децентрализация кровообращения, ухудшается мозговой кровоток, теряется сознание.
Таким образом, болевые импульсы могут вызывать ряд серьезных нарушений гомеостаза и требуют врачебного вмешательства с целью их предупреждения или купирования, особенно во время проведения хирургического вмешательства.

1.2. характеристика стадий и уровней наркоза

При проведении анестезии у животных отмечается фазовость развития клинической картины изменений состояния организма. Несмотря на то, что клиническая картина наркоза при использовании различных анестетиков отличается, его фазы остаются неизменными.
Глубина наркоза определяется по таким признакам: слезотечение, роговичный рефлекс, ширина зрачка и его реакция на свет, мышечный тонус, изменения характера дыхания, его вид, частота и глубина, частота сокращений сердца, артериальное давление, двигательные и звуковые реакции.
I стадия — анальгезия — подразделяется на три уровня:
I1 — частичная анальгезия;
I2 — полная анальгезия;
I3 — отсутствие сознания.
В этой стадии отмечается саливация, кашель, умеренное расширение зрачков, учащение пульса и повышение артериального давления.
II стадия — возбуждение — может быть выражена неодинаково у различных животных. Это связано с различным исходным состоянием организма (истощение, тяжелая травма, тяжелые инфекционные поражения) и типом нервной системы (легко возбудимые особи переносят эту стадию тяжелее, чем животные с более устойчивой нервной системой), а также с видом применяемых седативных препаратов. Кроме того, разные породы животных могут также по-разному реагировать на эту стадию наркоза (фокстерьеры, доберманы, боксеры более возбудимы, и поэтому стадия возбуждения у них проявляется более энергично, чем у сенбернаров, бладхаундов и прочих подобных пород).
Клиническая картина характеризуется двигательным возбуждением, попытками освободиться от фиксирующих повязок, сорвать наркозную маску. Дыхание в этот период шумное, с лаем, повизгиванием, нерегулярное, зубы плотно сжаты. Глазные яблоки совершают непроизволные движения, усиливается слезотечение и саливация. В этой фазе может возникнуть рвота, фибрилляция желудочков сердца.
По мере углубления наркоза эти явления исчезают, происходит расслабление мышц, нормализуется дыхание и наступает следующая стадия наркоза.
Введение анестетика в этой стадии наркоза необходимо прекратить лишь при появлении рвоты или других серьезных осложнений.
III стадия — хирургическая — подразделяется на четыре уровня:
III 1 — поверхностный наркоз — наступает спокойный сон. Дыхание глубокое, ровное. Зрачки сужены, реакция их на свет сохранена, роговичный рефлекс слегка снижен, реакция на введение интубационной трубки может вызвать кашель, ларингоспазм, рвоту. Эта стадия наркоза может быть применена для вскрытия гнойников, первичной хирургической обработки ран, вправления вывихов; закрытой репозиции костных отломков при переломах;
III 2 — выраженный наркоз — зрачки узкие, реакция на свет вялая, роговичный рефлекс отсутствует. Слезотечение снижено, отсутствуют глоточный, кашлевой, гортанный и сухожильные рефлексы. Дыхание глубокое, ровное. Мышцы расслаблены. Артериальное давление и частота пульса не меняются.
Эта стадия позволяет проводить большинство операций на конечностях и органах брюшной полости;
III 3 — глубокий наркоз — резкое ослабление спонтанного дыхания, тахикардия, снижение артериального давления, возможно нарушение перфузии почек и возникновение метаболического и газового ацидоза. Зрачки умеренно расширяются, реакция на свет исчезает, слезотечение прекращается, роговица высыхает.
Длительное поддержание наркоза на этой стадии может привести к прогрессирующему угнетению рефлекторной активности и основных жизненно важных функций организма;
III 4 — передозировка — наблюдается резкое падение деятельности сердца, аритмия, спонтанное дыхание практически отсутствует. При этом развивается гипоксия, гиперкапния, тяжелый газовый и метаболический ацидоз.
При передозировке анестетика требуются срочные мероприятия, направленные на прекращение подачи наркотизирующего вещества, увеличение вентиляции легких; необходимо применить средства, улучшающие сердечную деятельность.
IV стадия — агональная — наступает при чрезмерном углублении наркоза. Отмечается остановка дыхания, и через 2-3 мин. прекращается сердцебиение. Наблюдаются непроизвольные мочеиспускание и дефекация, зияние сфинктеров. Только срочные реанимационные мероприятия с проведением искусственной вентиляции легких, введением адреналина, атропина и ощелачивающих растворов могут привести к сохранению жизни животного.
Следует сказать, что, в связи с анатомическими особенностями строения грудной клетки и расположением сердца, непрямой массаж сердца у животных малоэффективен: сдавливание грудной клетки приводит к перемещению сердца кверху, и добиться полного сжатия желудочков практически невозможно. При остановке сердечной деятельности более результативной мерой является внутрисердечное введение адреналина через грудную стенку.
Выведение из наркоза начинается с момента прекращения подачи анестетика. Длительность периода выхода из наркоза зависит от длительности и глубины анестезии, травматичности операции и вида применявшегося анестетика. При выведении из наркоза отмечаются те же стадии, но в обратном порядке.
Стадии наркоза описаны по клинической картине проведения анестезии этиловым эфиром, т.к. при использовании этого анестетика отмечается наиболее ярко выраженная клиническая картина стадийности течения наркоза, используемая в качестве классического примера.


--------------
Выезд на дом +7 (926) 180-3469  Цены: http://veterinars.ru/Page_Price.htm
Отзывы о работе: http://veterinars.ru/gb/
И я не консультирую в "Личные сообщения"! Личные сообщения для ЛИЧНЫХ сообщений!!!
наверх
Profile PM WEB ICQ 
Сергей Нет на форуме
Doc
Персональный Аватар участника Ветеринары.ру
Мужик какой то


Группа:
Super Administrators
Сообщений: 28567
Дата регистрации:
января 2005

Москва, Сокольники.
Пост Отправлено: 20 июня 2008, 11:24 QUOTE

Глава 2. лекарственные средства, применяемые в анестезиологической практике для мелких животных

2.1. ингаляционные анестетики

Закись азота (Nitrogenium oxidatum) — анестетик со слабыми наркотическими и выраженными анальгетическими свойствами. Используется в качестве вспомогательного анестетика или для проведения анестезий при небольших хирургических вмешательствах (вскрытие гнойников, вправление вывихов и т.п.). Используется в сочетании с кислородом в соотношении 2:1 или 3:1, у резко ослабленных животных возможно сочетание 1:1. Снижение концентрации закиси азота в газо-наркотической смеси значительно уменьшает степень анальгетического эффекта. Введение в дыхательные пути осуществляется с помощью ингаляционной маски. Из организма выводится через 15—20 мин. после прекращения вдыхания. После прекращения подачи N2O обязательно следует в течение 2-3 мин. наладить ингаляцию 100% О2.
Эфир для наркоза (Aether pro narcosi) — достаточно сильный анестетик, который широко используется в ветеринарии, т.к. он обладает большой широтой терапевтического действия, относительно безопасен и позволяет достичь III2-III3 стадий наркотического сна без существенных осложнений. Применяется для проведения наркоза у мелких животных (собак, кошек, морских свинок, крыс, хомячков, мышей). При длительном хранении разлагается под действием света, воздуха и тепла. В смеси с кислородом образует взрывоопасную смесь, что может явиться причиной взрыва в операционной.
Наркоз эфиром проводят с помощью не только наркозных аппаратов, но и с использованием простейших приспособлений типа маски Эсмарха. Пары эфира ингалируют совместно с кислородом. Подачу эфирно-кислородной смеси начинают с 1-2 об.% и постепенно увеличивают до 10—20 об.% (в зависимости от размеров животного). Подачу эфира продолжают при начавшемся возбуждении до перехода в III стадию. Лишь при возникновении рвоты маску снимают, удаляют из ротовой полости рвотные массы и вновь продолжают наркоз.
Эфир обладает малой токсичностью при большой терапевтической широте, практически не угнетает гемодинамику и функцию паренхиматозных органов, дает выраженный анальгезирующий эффект и хорошую мышечную релаксацию. Вместо кислорода можно использовать воздух, что значительно упрощает технические проблемы при проведении наркоза.
Однако, препарат имеет и ряд недостатков: раздражающее действие на слизистые оболочки с последующим усилением секретообразования, длительный период возбуждения и посленаркозного пробуждения, взрывоопасность.
Фторотан (Phtorothanum) — мощное наркотическое вещество: в 4-5 раз сильнее эфира, в 50 раз сильнее закиси азота. Тем не менее, следует помнить, что, наряду с выраженным наркотическим действием, фторотан практически не обладает анальгетическими свойствами.
Наркоз фторотаном проводят по той же методике, что и эфирный, однако используют меньшие концентрации — вводят в наркоз, постепенно повышая концентрацию до 1-2 об.%, а затем снижают до 0,5-1,5 об.%. Введение в наркоз происходит значительно легче, стадия возбуждения практически не выражена, рвота возникает редко. Пробуждение от наркоза происходит быстро, гладко, как правило, без возбуждения.
Фторотан не взрывоопасен, позволяет использовать большие объемы кислорода, что положительно отражается на состоянии организма, обеспечивает хорошую релаксацию мышц, подавляет секрецию слюнных и бронхиальных желез.
Тем не менее, наряду с положительными, наркоз фторотаном имеет и ряд отрицательных свойств — депрессивное воздействие на миокард и дыхание, что может вызвать развитие аритмий, ухудшает функцию печени из-за снижения в ней кровотока, что может привести к печеночной недостаточности при длительном и повторном применении. Может вызвать развитие ацидоза в послеоперационном периоде.
Симпатолитическое действие приводит к расширению сосудов, что обусловливает развитие гипотензии, являющейся одним из первых признаков передозировки при фторотановом наркозе. Расширение зрачков при этом, в отличие от эфирного наркоза, наступает гораздо позже, практически в терминальной стадии.
За рубежом широко используются следующие ингаляционные анестетики:
Метоксифлуран — обладает выраженным анальгезирующим и релаксирующим действием. Подается животному в дозе 2-2,5 об.%. Как и при эфирном наркозе, наблюдается выраженная стадия возбуждения. Хирургическая стадия наркоза достигается через 5—10 мин. после начала подачи анестетика. Этот препарат медленно выделяется из организма, поэтому подачу анестетика прекращают за 15—20 мин. до окончания наркоза. Из-за медленной элиминации метоксифлурана выход животного из наркоза может быть достаточно длительным — до 1-2 часов. Возможно применение в сочетании с другими анестетиками. Не рекомендуется использовать метоксифлуран при выраженной печеночно-почечной недостаточности.
Галотан — мощный ингаляционный анестетик. При введении в наркоз используется в дозе 4 об.%, а для поддержания наркоза доза уменьшается до 0,5—2 об.%. В зависимости от концентрации снижает артериальное давление в большей или меньшей степени, обладает прямым кардиодепрессивным действием, может вызвать аритмию. Подавляет секрецию желез трахеобронхиального дерева и желудочно-кишечного тракта. Обладает слабым миорелаксирующим действием, поэтому рекомендуется использовать совместно с курареподобными миорелаксантами. Медленно выводится из организма. В посленаркозном периоде отмечается выраженная дрожь и гипотермия.

2.2. неингаляционные анестетики
Гексенал - белый кристаллический порошок, который разводят бидистиллированной водой или изотоническим раствором натрия хлорида непосредственно перед употреблением. Раствор пригоден к употреблению в течение 4 часов. Основной путь введения — внутривенный в виде 1-2% раствора. Скорость наступления наркоза зависит от типа введения. Обычно при медленном введении сон наступает через 2-3 мин. "на кончике иглы". При быстром введении может развиться апноэ и остановка сердечной деятельности. При медленном введении необходимо следить за глазными яблоками (наблюдается конвергенция глазных яблок и закрытие их третьим веком) и за дыханием. После глубокого вдоха, как правило, наступает сон. При этом темп введения препарата необходимо уменьшить или прекратить инъекцию.
Этот период является самым ответственным, т.к. в этот момент может наступить апноэ или остановка сердечной деятельности, что требует немедленной интубации трахеи, проведения искусственной вентиляции легких, а при необходимости — и других реанимационных мероприятий. Поэтому анестезиолог должен заранее подготовить все необходимое на случай развития этих грозных осложнений. (!)
Длительность наркотического сна не превышает 15—20 мин. Гексенал с успехом может использоваться для вводного наркоза или для проведения не очень травматичных оперативных вмешательств.
При невозможности внутривенного введения используются внутримышечный, прямокишечныи, внутрибрюшинныи или внутриплевральныи пути введения. Однако следует помнить, что при таких путях введения анестетика его действие становится неконтролируемым, и возможны различные осложнения, описанные выше.
Тиопентал натрия — сухая пористая масса желтоватого цвета. Как и гексенал, разводится перед употреблением. Для введения в наркоз применяют 2,5—5% раствор. Обычно применяют препарат в дозе 7—10 мг на 1 кг массы тела. Техника проведения наркоза идентична с использованием гексенала. Возможные осложнения — такие же. Следует помнить, что при попадании тиопентала натрия в подкожную клетчатку может развиться некроз последней, а при попадании препарата в артерию развивается ее резкий спазм, что может привести к некрозу тканей или даже всей конечности. (!)
Препараты барбитуровой кислоты ультракороткого действия широко используются в ветеринарной анестезиологии, т.к. они просты в применении, не вызывают возбуждения и рвоты.
К недостаткам этих препаратов относятся: малая терапевтическая широта; отсутствие анальгетического эффекта, что требует дополнительного введения анальгетиков; угнетение сократительной способности миокарда и дыхания; трудность управления глубиной наркоза, особенно при внутримышечном, внутриплевральном и внутрибрюшинном введении.
За рубежом широкое применение нашли следующие препараты:
Тиопентон (интравал) — препарат барбитуровой кислоты, обладающий ультракоротким действием. Вводится внутривенно в виде 1—2,5% раствора в дозе 20—25 мг/кг.
Метокситон (бристоль) — используется в виде 1% раствора в дозе 5 мг/кг внутривенно для премедикации животных. В этом случае обладает большей эффективностью, чем тиопентон. Может быть использован для длительной анестезии в виде 0,1% раствора при внутривенном введении в дозе 0,3 мг/кг/мин. Однако у борзых и сходных с ними пород не эффективен. Для этих собак рекомендуется использование тиопентона.
Показания к применению, возможные осложнения и антидоты такие же, как и у тиопентала натрия.
Натрия оксибутират — натриевая соль гамма-аминомасляной кислоты — по своей структуре очень близка к естественным метаболитам организма, в большом количестве находящимся в головном мозге.
Препарат можно применять в качестве наркотического средства, в комплексной терапии отека мозга, психомоторного возбуждения. Натрия оксибутитат обладает выраженным седативным, наркотическим, слабым анальгетическим действием. Является мощным антиоксидантом. В хирургии используется в качестве препарата для вводного и комбинированного наркозов. Его применение более оправдано у ослабленных животных, при нарушениях функций паренхиматозных органов, в акушерской практике, т.к. он не оказывает угнетающего влияния на жизнедеятельность плода и сократительную способность матки. Возможно внутримышечное и ректальное применение. При тяжелых патологических состояниях, сопровождающихся психомоторным возбуждением, возможно длительное капельное внутривенное введение.
При внутривенном введении натрия оксибутирата в дозе 50—75 мг/кг сон наступает через 10—15 мин. и продолжается до 20 мин. При концентрации препарата до 100 мг/кг сон может продолжиться до 30—45 мин., однако болевая чувствительность сохраняется. Доза 125—150 мг/кг удлиняет наркоз до 1,5 часов, но требует постоянного добавления анальгетиков в небольших дозах (в зависимости от травматичности операции и вида применяемого анальгетика). При комбинированном наркозе натрия оксибутират является великолепным средством, позволяющим проводить обезболивание в тяжелых случаях с минимальным риском.
К недостаткам препарата можно отнести медленное введение в наркоз и выход из него, слабо выраженный анальгезирующий эффект, необходимость использования в связи с этим дополнительных анальгетиков, снижение количества калия на 15—20% в крови, что требует коррекции (KCl вводится в дозе, составляющей 1/5 часть от дозы натрия оксибутирата).
Кетамин (кеталар, калипсол) — анестетик, обладающий мощным анестезирующим и анальгезирующим эффектами. Предназначен для внутривенного и внутримышечного введения. Может использоваться для мононаркоза и в комбинации с другими анестетиками. Кетамин повышает артериальное давление, учащает пульс, увеличивает минутный объем сердца, редко угнетает дыхание. При повторных введениях препарата эти изменения не усугубляются, поэтому комбинированный наркоз с кетамином оптимален для больных животных с низким артериальным давлением (АД), когда необходимо сохранить самостоятельную вентиляцию легких (тяжелая травма, сопровождающаяся кровопотерей, развитием шока; септический шок и др.).
Для проведения мононаркоза кетамином необходимо предварительно вводить атропин и диазепам (реланиум, седуксен и т.п.). Это связано с усилением саливации и возникновением выраженных галлюцинаций у животных. В виде мононаркоза кетамин применяется при небольших оперативных вмешательствах, не требующих релаксации.
При комбинированном применении анестетика возможно проведение полостных операций даже у больных животных с высоким операционным риском.
Наркоз кетамином проводится так же, как и другими анестетиками. Для небольших операций вводится внутримышечно в дозе 15 мг/кг. При более травматичных операциях доза может быть увеличена до 20 мг/кг для собак и до 20—25 мг/кг для кошек. Хороший эффект дает комбинация с ксилазином (ромпуном), который вводят в дозе 1-2 мг/кг собакам и 1 мг/кг кошкам. В этих случаях доза кетамина уменьшается до 10 мг/кг для собак и 10—15 мг/кг для кошек. При длительных операциях его вводят внутривенно в дозе 2—4 мг/кг, а затем для поддержания наркоза вводят по 0,5 мг/кг по мере необходимости, в зависимости от характера оперативного вмешательства и реакции животного. Обычно необходимость в повторном введении препарата возникает через 10—15 мин. Возможно поддержание наркоза непрерывной инфузией кетамина путем капельного введения 0,1% раствора в 5% глюкозе при темпе 30—60 капель в минуту.
Препарат не рекомендуется использовать для животных с нарушениями мозгового кровообращения, при эпилепсии и других состояниях, связанных с судорожной готовностью (рахит, тиреоидит, гипокальциемия и т.п.).
При больших дозах препарата в послеоперационном периоде могут возникать галлюцинации и психомоторное возбуждение, сопровождающиеся подвыванием. В таких случаях необходимо применять диазепам, дроперидол, транквилизаторы.
Ромпун — раствор, содержащий ксилазин и метил-4-гидроксибензоат. Препарат выпускается фирмой "Вауег" (Байер). Обладает седативным, обезболивающим, анестезирующим и миорелаксирующим свойствами. Предназначен для применения у кошек и собак.
Ромпун применяется внутривенно и внутримышечно. С успехом используется для получения седативного эффекта при осмотре возбужденных, злобных животных. Позволяет проводить как небольшие оперативные вмешательства (при мононаркозе; в некоторых случаях у кошек возможно проведение даже больших полостных операций), так и расширенные хирургические операции при комбинированном наркозе. Ромпун вызывает умеренное снижение кровяного давления. Снижает температуру тела (животных необходимо держать в тепле). Вызывает рвоту через 2-3 мин. после внутримышечного введения, в связи с чем нельзя применять ромпун при вероятности наличия инородных тел в пищеводе или заворота желудка (возможны разрывы этих органов). Для более эффективного действия препарата после внутримышечного введения последнего животное должно находиться в спокойной обстановке (отсутствие шума, посторонних воздействий и т.п.).
Доза для собак составляет 0,5-1,5 мл/10 кг массы тела, для кошек — 0,1-0,2 мл/кг.
При проведении комбинированного наркоза после внутримышечного введения ромпуна возможно использование местных анестетиков, барбитуратов, при этом их доза снижается до 1/3-1/4 должной.
Возможно проведение анестезии ромпуном в сочетании с эфиром.
Не рекомендуется использовать аналептики. т.к. они могут снизить действие препарата. (!)
Рометар — 2% раствор ксилазина. Показания и проведение наркоза сходны с таковыми для ромпуна. Собакам и кошкам рекомендуется вводить 0,15 мл рометара на 1 кг массы тела. Для щенков и котят дозу увеличивают в полтора-два раза. Это связано с более интенсивным уровнем обменных процессов у молодых животных. Перед введением рометара и ромпуна необходимо проводить премедикацию атропином.
Антидотом ксилазина является антагонил. Обычно через 2—5 мин. после внутривенного введения препарата в дозе 0,2-0,3 мг/кг отмечается пробуждение животного, восстановление мышечного тонуса, что проявляется в двигательной активности.

2.3. местные анестетики

Новокаин — великолепное местноанестезирующее средство, широко используемое для инфильтрационной, спинномозговой и перидуральной анестезии.
Для инфильтрационной анестезии применяют 0,25—0,5% растворы новокаина. Высшие дозы для собаки массой 50—60 кг в начале операции — не более 1,25 г при введении 0,25% раствора (500 мл) и 0,75 г при использовании 0,5% раствора (150 мл). В дальнейшем возможно повторное использование препарата, но не более 2 г в течение каждого часа операции. При введении новокаина в брыжейку (при полостных травматичных операциях) следует помнить о возможной гипотонии, особенно при гиповолемии, что требует дополнительного введения плазморасширителей и лекарственных средств, повышающих давление.
Иногда отмечается индивидуальная повышенная чувствительность к препарату с развитием тошноты, рвоты, падением давления, вплоть до коллапса, или отмечаются аллергические реакции с возможным развитием анафилактического шока. В связи с этим применению новокаина должна предшествовать внутрикожная или конъюнктивальная пробы для определения индивидуальной чувствительности.
Для проводниковой анестезии используют 1-2% раствор новокаина; для эпидуральнои анестезии — 2% раствор (20—25 мл), для спинномозговой анестезии — 5% раствор (2-3 мл).
Дикаин — одно из самых сильных местноанестезирующих средств, в несколько раз превосходящее новокаин. Однако и токсическое действие дикаина в 10 раз выше, чем у новокаина. Используют 0,5-1% растворы дикаина для анестезии слизистых оболочек глаз, ротовой полости, гортани.
Тримекаин — применяют для проводниковой и инфильтрационной анестезий. Тримекаии малотоксичен, более активен, оказывает более продолжительное действие, чем новокаин. Используют 0,25-0,5-1% растворы для инфильтрационной анестезии (не более 800—400—100 мл, соответственно концентрациям, для собаки 50—60 кг); 2-3% раствор применяют для эпидуральнои и спинномозговой анестезии. Тримекаин можно применять в тех случаях, когда имеется повышенная индивидуальная чувствительность к новокаину.
Лидокаин — мощный анестетик, обладающий более сильным и продолжительным действием, чем новокаин. Используют 0,25-0,5% растворы для инфильтрационной анестезии (не более 10 мл/кг), 1-2% растворы для проводниковой анестезии (не более 1 мл/кг массы). Препарат также применяют для купирования приступов аритмии при заболеваниях сердца.

2.4. нейролептики, седативные и транквилизирующие средства

Аминазин — оказывает выраженное седативное, противосудорожное действие. Вызывает состояние, близкое к физиологическому сну. Используется для достижения седативного эффекта у агрессивных животных, при глубокой пальпации органов брюшной полости, с целью премедикации. Так как аминазин обладает сильным гипотензивным действием, его не следует применять при черепно-мозговых травмах, при шоковых состояниях различной этиологии. Возможно применение в качестве противорвотного средства. Используют в дозах 0,1-0,2 мл/кг 2,5% раствора для кошек и собак.
Галоперидол — сильное нейролептическое и транквилизирующее средство. Вызывает сон у животного, близкий к физиологическому. Усиливает действие снотворных, анальгетиков, анестетиков. Применяют главным образом с целью премедикации, для подавления галлюцинаций, психомоторного возбуждения. При комбинированном применении галоперидола с анальгетиками необходимо соблюдать осторожность в связи с резким усилением их действия. Используют 0,5-1 мл 0,5% раствора в зависимости от веса и психического состояния животного.
Дроперидол — нейролептик, обладающий быстрым и сильным действием. При внутривенном введении действует через 2-3 мин., достигая максимального эффекта через 20-30 мин. Дроперидол в 3 раза активнее аминазина, практически не оказывает токсического действия на организм. Используют для премедикации и анестезии в сочетании с фентанилом (для нейролептанальгезии — НЛА). Дроперидол вводят подкожно, внутримышечно и внутривенно. Для премедикации и НЛА вводят внутримышечно за 30—45 мин. до операции в дозе 0,02-0,04 мл/кг 0,25% раствора вместе с такой же дозой фентанила. Одновременно вводят атропин или метацин соответственно весу животного.
Таламонал — комбинированный препарат, содержащий в одном миллилитре 2,5 мг дроперидола и 0,05 мг фентанила. Используют для анестезии при различных по объему операциях, купирования болевых синдромов, при шоке.
Седуксен (диазепам, реланиум, сибаэон) — обладает хорошо выраженным снотворным, миорелаксирующим и противосудорожным действием. Для премедикации внутривенно или внутримышечно вводят 0,1-0,4 мг/кг за 30—40 мин. до операции. При вводном наркозе препарат вводят внутривенно в дозе 1—8 мг/кг, а затем, по мере необходимости, его добавляют дробно через каждые 15—20 мин. вместе с анальгетиками.
Препарат противопоказан при острых заболеваниях почек. (!)

2.5. наркотические анальгетики

Морфина гидрохлорид — оказывает выраженное анальгезирующее действие, успокаивающее, вызывает сонливость. У собак резко возбуждает рвотный центр. Приводит к спазму сфинктеров гладкой мускулатуры, угнетению дыхательного центра. Нельзя вводить морфин кошкам, т.к. у этих животных препарат вызывает резкое возбуждение, агрессивность.(!)
Морфин используют для премедикации у собак за 20—30 мин. до операции. По ходу анестезии его можно использовать в качестве анальгетика при комбинированном наркозе. Необходимо помнить, что препарат может вызвать угнетение дыхательного центра, поэтому следует быть готовым к проведению искусственной вентиляции легких (ИВЛ).
Применение морфина противопоказано для животных старческого возраста, при выраженном истощении и угнетении дыхательного центра (тяжелые интоксикации, отравления). (!)
Промедол — по своему действию близок к морфину, но по анальгетической активности слабее морфина, менее токсичен, в меньшей степени угнетает дыхательный центр.
Широко применяется для премедикации, а также во время общей анестезии для усиления анальгезирующего эффекта. Его можно сочетать с другими анальгетиками, анестетиками, ненролептиками Препарат вводят внутривенно, внутримышечно, подкожно и внутрь в дозах 0,2-0,4 мг/кг.
Фентанил — по силе действия в 100 раз превосходит морфин, дает быстрый, сильный, но более короткий (до 30 мин.) анальгетический эффект. Фентанил угнетает дыхание, вплоть до апноэ, вызывает брадикардию, которую можно купировать атропином.
Широкое применение фентанил нашел при проведении НЛА в сочетании с нейролептиками (см. выше).
За рубежом широко используются следующие препараты:
Пентазоцин (Fortral) — дает хороший анальгезирующий эффект в послеоперационном периоде. Применяется в дозе 2 мг/кг внутримышечно как для собак, так и для кошек. Его действие продолжается до 3-4 часов. Может использоваться для седирования животных.
Бупринорфин (Temgesic) — сильный анальгетик, который успешно применяется для собак и кошек. Вводится внутримышечно в дозе 4—10 мг/кг, внугривенно — в дозе 2—5 мг/кг. При этом, анальгезирующий эффект сохраняется на протяжении 4 часов. Используется для седирования, послеоперационного обезболивания, потенцирования наркоза в сочетании с другими анестетиками.
Бутарфанол (Torbugesic) — обладает прекрасным анальгезирующим и седативным действием. Вводится внутримышечно в дозе 0,2-0,8 мг/кг кошкам и в дозе 0,5 мг/кг собакам, что дает эффект в течение 3-4 часов.

2.6. антигистаминные средства

Димедрол — обладает противогистаминным, седативным действием, усиливает эффект снотворных и болеутоляющих средств. Иногда используется как самостоятельный препарат для достижения седативного эффекта у возбужденных животных при осмотре и мелких манипуляциях. Следует помнить, что дозировка димедрола индивидуальна: у одних животных он может вызвать сон, у других не оказывает седативного эффекта, а у третьих, при тех же дозах, может вызвать состояние, близкое к делирию.
Назначают димедрол внутримышечно, внутривенно и внутрь. При внутримышечном введении препарат нельзя вводить в дозе, превышающей 0,2 мл/кг 1% раствора.
Супрастин — имеет выраженный антигистаминный и седативный эффект. Используется для премедикации и при аллергических реакциях. Вводят внутривенно и внутримышечно по 0,02-0,04 мл/кг 2% раствора.
Пипольфен — оказывает антигистаминное, седативное действие. Используется для потенцирования действия снотворных, наркотических и анальгетических средств. Подавляет икоту и рвоту. Нельзя применять при выраженных нарушениях функций печени и почек. Вводят внутримышечно по 0,02-0,04 мл/кг 2% раствора. Большие дозы препарата могут вызвать делириозный синдром.

2.7. холинолитические средства

Атропин — снижает секрецию слюнных, желудочных, бронхиальных желез, учащает сердечные сокращения, снижает тонус гладкомышечных органов. В анестезиологической практике атропин применяют перед наркозом и оперативными вмешательствами для снижения саливации, секреции бронхиальных желез, предупреждения бронхо- и ларингоспазма.
Атропин вводят внутримышечно или подкожно за 30—40 мин. до наркоза в дозе 0,1 мл 0,1% раствора на 10 кг массы животного.
При передозировке атропина могут наблюдаться различные неврологические и соматические расстройства. (!) При внутривенном введении атропина может возникнуть фибрилляция желудочков сердца.
Метацин — обладает избирательным действием. В несколько раз активнее атропина при премедикации. Примерно в 10 раз уступает атропину по силе действия на ЦНС. Применяется так же и в тех же дозировках, что и атропин.
Скополамин — оказывает аналогичное с атропином действие на организм, но дополнительно имеет седативный эффект. Вводят 0,005—0,01 мл/кг внутривенно за 2-3 мин. до введения в наркоз. При быстром внутривенном введении существует опасность возникновения фибрилляции желудочков сердца.

2.8. ганглиоблокирующие средства

Бензогексоний — мощный ганглиоблокатор, применяется для получения управляемой гипотонии, которая целесообразна для уменьшения кровоточивости во время оперативного вмешательства и при повышении АД. Для этого медленно внутривенно вводят дробно по 0,02-0,04 мл/кг 2,5% раствора до получения желаемого действия. Эффект достигается через 10—20 мин. и продолжается несколько часов. Затем АД медленно повышается и далее приходит в норму.
Пентамин — имеет те же показания, что и бензогексоний, однако с успехом может применяться при спазмах периферических сосудов, кишечника, бронхиальной астме, эклампсии и др.
Для управляемой гипотензии вводят внутривенно перед операцией 0,02-0,04 мл/кг 5% раствора.

2.9. адреналин и адреномиметические средства

Адреналин — влияет в большей степени на бета-адренорецепторы, что проявляется в учащении сердечного ритма, усилении сердечных сокращений, увеличении минутного объема сердца за счет максимальной мобилизации резервных возможностей миокарда (однако после кратковременного эффекта приводит к его истощению и развитию вторичной сердечной слабости), бронхолитическом действии. Адреналин резко повышает порог возбудимости миокарда и способен провоцировать аритмию, вплоть до желудочковой фибрилляции. Адреналин выгодно отличается от мезатона, т.к. повышает систолическое давление за счет незначительного сужения сосудов и увеличения минутного объема сердца. Препарат применяют при острой сердечной недостаточности и аллергических реакциях. Вводят внутрисердечно при остановке сердца (вместе с атропином, хлористым кальцием, содой).
Противопоказано введение адреналина при беременности, фторотановом наркозе. (!)
Норадреналин — преимущественно влияет на альфа-адренорецепторы и, таким образом, оказывает менее выраженное действие на сердце, обладает сильным сосудосуживающим действием. Оказывает слабое бронхолитическое действие. Применяется при падении артериального давления в результате потери тонуса периферических сосудов (коллапс, анафилактический шок). Вводят норадреналин только внутривенно в 5% растворе глюкозы или 0,9% раствора хлорида натрия; 1 мл 0,2% раствора разводят в 250—500 мл и вводят со скоростью 10—60 капель в минуту под постоянным контролем АД.
Норадреналин нельзя вводить при фторотановом наркозе, при атриовентрикулярной блокаде и сердечной слабости. (!)
Допамина гидрохлорид (допамин, дотлин, дофамин) является химическим предшественником норадреналина. обладающим как альфа-, так и бета-адреномиметическим действием. Кроме того, имеются допаминерги-ческие рецепторы, через которые реализуется ряд эффектов препарата.
В малых дозах — 1-2 мкг/кг/мин. допамин расширяет почечные и мезентериальные сосуды, практически не изменяя частоту сердечных сокращений и артериальное давление. Доза 2—10 мкг/кг/мин. приводит преимущественно к бета-адреномиметическому эффекту, что выражается в повышении минутного объема кровообращения без выраженного изменения сосудистого сопротивления. При использовании допамина в дозе более 10 мкг/кг/мин. проявляется альфа-адреномиметическое действие препарата в виде выраженной периферической вазоконстрикции, в том числе и легочных сосудов.
Обычно допамин начинают применять с дозы 2—5 мкг/кг/мин., а потом титруют, постепенно увеличивая дозу до достижения желаемого гемодинамического эффекта. Рекомендуемая максимальная доза — 5—20 мкг/кг/мин. Если для поддержания АД потребуется более 20 мкг/кг/мин. допамина, следует переходить к применению норадреналина.
Применение допамина требует обязательного постоянного контроля показателей гемодинамики. (!)
Технически инфузия допамина осуществляется следующим образом:
400 мг препарата разводят в 250 мл 0,9% раствора натрия хлорида (1 мл такого раствора содержит 1600 мкг допамина); затем, в зависимости от веса животного и выбранной начальной дозы, приступают к инфузии вышеуказанного раствора.
Следует отметить, что допамин может вызвать выраженную тахикардию, а в результате применения высоких доз — выраженную вазоконстрикцию. Купировать эти нежелательные эффекты удается путем уменьшения дозы медикамента или его отменой. Кроме того, нельзя забывать, что ингибиторы моноаминоксидазы потенцируют эффекты допамина. Учитывая, что допамин в дозе 1-2 мкг/кг/мин. расширяет почечные и мезентериальные сосуды, его целесообразно назначать в вышеуказанных дозах при нарушениях функции почек и кишечника, вызванных нарушением в них перфузии.
Мезатон — вызывает спазм периферических сосудов, не влияет на силу и частоту сердечных сокращений. Применяется при падении сосудистого тонуса, осложнениях, вызванных ганглиоблокаторами. Мезатон вводят внутримышечно, внутривенно и подкожно. Действие его сохраняется 20—30 мин.
Мезатон нельзя вводить при первичной сердечной слабости. (!)

2.10. сердечно-сосудистые средства

Строфантин К — усиливает систолу желудочков, уменьшает частоту сердечных сокращений и мало влияет на проводимость предсердно-желудочкового узла. Используется при терапии острой сердечной недостаточности, в том числе во время операции, при пароксизмальной наджелудочковои тахикардии. Вводят медленно по 0,1-0,5 мл 0,05% раствора в 20 мл 40% глюкозы, или в составе поляризующей смеси, или на 0,9% растворе NaCI внутривенно капельно. Передозировка препарата может вызвать экстрасистолию, бигеминию, диссоциацию ритма.
Противопоказан при брадикардии. органических изменениях сердца (стеноз митрального клапана) и сосудов. (!)
Коргликон — более мягкий по своему действию препарат, имеет более продолжительный эффект по сравнению со строфантином. Введение, показания и противопоказания те же, что и для строфантина
Новокаинамид — используется для предупреждения и лечения нарушений сердечного ритма (пароксизмальная тахикардия, экстрасистолия, мерцательная аритмия). Вводят медленно внутривенно по 0,04—0,1 мл/кг 10% раствора или капельно в 5% растворе глюкозы. Быстрое введение препарата может резко снизить давление и вызвать коллапс, в связи с чем применяется в комбинации с мезатоном. Необходимо вводить осторожно при выраженной сердечной недостаточности.
Обзидан — применяют при нарушениях сердечного ритма различного происхождения. Препарат вводят внутривенно медленно, начиная с 0,02 мл/кг 0,1% раствора. При необходимости дозу увеличивают до появления эффекта. Можно вводить не более 10 мг. При быстром введении обзидана может развиться брадикардия, гипотензия, бронхоспазм, существует опасность отека легкого.
Изоптин — препарат, ограничивающий окислительные процессы в миокарде. При этом миокард выдерживает даже очень значительную гипоксию. Изоптин значительно уменьшает выделение калия с мочой, вызванное диуретиками, нормализует сердечный ритм, снижает АД.
Широко используется для профилактики и лечения аритмий. Вводится внутривенно в дозе 0,02-0,08 мл/кг 0,25% раствора на 20 мл 40% глюкозы.
Папаверин — вызывает расслабление гладкой мускулатуры. Применяют для устранения спазма периферических сосудов, а также для профилактики бронхоспазма. Вводят подкожно, внутривенно, внутримышечно по 1—4 мл 2% раствора.
Эуфиллин — обладает сосудорасширяющим, спазмолитическим действием. Расширяет венечные сосуды сердца. Увеличивает почечный кровоток, усиливая диурез, но при этом увеличивается выведение с мочой воды и электролитов. Применяется в комплексе с сердечными гликозидами при экстренной терапии сердечной недостаточности. Вводят внутривенно по 5—10 мл 2,4% раствора в 20 мл 40% глюкозы или капельно в 5% растворе глюкозы. Быстрое введение может вызвать резкое снижение АД, тахикардию (вплоть до фибрилляции желудочков), рвоту, судороги, повышает возбудимость миокарда, может спровоцировать нарушение сердечного ритма.
Дибазол — оказывает сосудорасширяющее, спазмолитическое и гипотензивное действие, а также стимулирующее влияние на функции спинного мозга. Применяется в качестве спазмолитика во время анестезии или при повышении АД подкожно или внутривенно по 2—4 мл 0,5% раствора.

2.11. гормоны и их аналоги

Гидрокортизона ацетат — применяют при острой сердечной слабости, шоке, кровопотере, остром сосудистом коллапсе, нарушении свертываемости крови, при острой недостаточности коры надпочечников.
Внутримышечно вводят по 0,5-1 мг/кг 1-2 раза в сутки. Действие препарата продолжается 8—12 часов.
Преднизолон — имеет те же показания к применению, что и гидрокортизона ацетат. Вводят внутривенно (одномоментно или капельно) или внутримышечно по 0,5-1 мл 3% раствора. Инъекции повторяют по мере необходимости.
При длительном пероральном применении преднизолона возможно развитие острой медикаментозной язвы желудка или двенадцатиперстной кишки, осложненной кровотечением, перфорацией, острым панкреатитом.
Дексаметазон — примерно в 7 раз активнее преднизолона и в 35 раз — кортизона. Показания к применению дексаметазона те же, что и у гидрокортизона. Вводят внутривенно или внутримышечно по 4—20 мг капельно или дробно. При необходимости инъекции повторяют.

2.12. антихолинэстеразные средства

Прозерин — имеет сильно выраженную антихолинэстеразную активность. В анестезиологической практике используется как антагонист миорелаксантов недеполяризующего действия. Применяется вместе с атропином, т.к. вызывает гиперсаливацию, брадикардию. После операции вводят внутримышечно по 0,5-1,5 мл для возбуждения двигательной активности. В послеоперационном периоде применяют в качестве средства, возбуждающего и усиливающего перистальтику.

2.13. аналептики и психостимулирующие средства

Коразол — не оказывает прямого влияния на сердце и сосуды. Возбуждает дыхательный и сосудодвигательный центры. При острых отравлениях снотворными и наркотиками оказывает пробуждающее действие. Длительность действия зависит от причины, вызвавшей угнетение дыхательного центра и дозы препарата. Вводят внугривенно по 0,02 мл/кг 10% раствора. При необходимости можно ввести внутримышечно еще 0,04-0,06 мл/кг.
Кордиамин — действует мягче, чем коразол. Стимулирует ЦНС, возбуждает дыхательный и сосудодвигательныи центры. Действие препарата продолжается 1,5-2 ч, при внутримышечном введении — до 3 ч. Вводят обычно медленно внугривенно по 0,02-0,06 мл/кг.
Бемегрид — антагонист барбитуратов. Стимулирует ЦНС, снимает угнетение дыхания и кровообращения, повышает АД. Вводят внугривенно медленно в виде 0,5% раствора по 5—10 мл. Дозу можно увеличивать до 1 мл на кг массы животного. При судорожных подергиваниях конечностей введение препарата прекращают.
Кофеин-бензоат натрия — содержит около 40% чистого кофеина, оказывает стимулирующее влияние на ЦНС, уменьшает действие снотворных препаратов и анестетиков. Стимулирует сосудодвигательныи и дыхательный центры, увеличивает частоту сердечных сокращений, улучшает коронарный кровоток, усиливает диурез. Главным образом применяют после операций при угнетении ЦНС наркотическими средствами, при небольшой гипотонии. Кофеин-бензоат натрия вводят по 0,1-0,2 мл/кг подкожно или внугривенно.
Налорфин — применяется как антидот при резком угнетении дыхания, снижении АД и аритмиях, вызванных передозировкой или повышенной чувствительностью к наркотическим анальгетикам. Вводят внугривенно, внутримышечно или подкожно по 0,02-0,04 мл/кг 0,5% раствора. При недостаточном эффекте введение тон же дозы повторяют через 10—15 мин., но не более 8 мл.
Не эффективен при передозировке барбитуратов, эфира. (!)
Лобелин — возбуждает дыхательный и другие центры продолговатого мозга. Вызывает замедление сердечного ритма и понижает АД. Используется как дыхательный аналептик при рефлекторных остановках дыхания (при вдыхании раздражающих веществ, окиси углерода и др.). Лобелии вводят внугривенно и внутримышечно по 0,01-0,05 мл/кг 1% раствора.
При ослаблении дыхания или его остановке, связанной с истощением дыхательного центра, лобелии не эффективен. При передозировке вызывает глубокое угнетение дыхания, тонико-клонические судороги. остановку сердца. Не рекомендуется его использование для стимуляции дыхания у новорожденных котят и щенков.(!)
Цититон — действует подобно лобелину на дыхательный и другие центры продолговатого мозга. Действие цититона на дыхательный центр носит кратковременный "толчкообразный" характер, в связи с чем при рефлекторных остановках дыхания (при операциях, травмах, при шоковых и коллаптоидных состояниях, угнетении дыхания и кровообращения при инфекционных заболеваниях) может быть использован в качестве аналеп-тика, в отличие от лобелина. Вводится внугривенно или внутримышечно по 0,01 мл/кг 0,15% раствора. Инъекцию можно повторить через 15—30 мин.

2.14. диуретические средства

Фуросемид (лазикс) — сильное диуретическое средство. Одинаково эффективен в условиях ацидоза и алкалоза. После внутривенного введения эффект наступает через несколько минут, что позволяет его использовать при отеке легких, отеке мозга и других неотложных состояниях. Вводят внугривенно по 0,5-1 мг/кг 2% раствора. При необходимости введение фуросемида можно продолжить.
Противопоказан при остром гломерулонефрите. циррозе печени. Не действует при АД ниже 80 мм рт.ст. В таких случаях применяют осмотические диуретики. (!)
Маннитол — применяют для снижения внутричерепного давления, уменьшения отека мозга, при острой почечной и печеночной недостаточности с сохраненной фильтрационной способностью почек и других состояниях, требующих увеличения диуреза. Маннитол вводят внугривенно капельно из расчета 0,5-1,5 г/кг в виде 15-20% раствора в 5% растворе глюкозы или в 0,9% растворе хлорида натрия.

2.15. ферменты и препараты с антиферментной активностью

Цитохром С — является ферментом, принимающим участие в процессах тканевого обмена. Широко применяют при состояниях, требующих улучшения тканевого дыхания (при тяжелых интоксикациях, отравлениях, асфиксии новорожденных, хронической пневмонии, сердечной недостаточности, инфекционном гепатите и др.). Применяется внутримышечно по 0,1-0,2 мл/кг 1—7 раз в день, или в этой же дозе внугривенно капельно в 5% растворе глюкозы или изотоническом растворе натрия хлорида.
При использовании препарата возможны аллергические реакции в виде озноба, повышения температуры тела. (!)
Контрикал — обладает специфической способностью ингибировать активность трипсина, калликреина и других протеаз. Используется для лечения панкреатитов, при желудочно-кишечных кровотечениях и других состояниях, сопровождающихся повышением уровня протеолитических ферментов в крови. Применяется в лечении тяжелых интоксикаций, особенно вызванных инфекционными заболеваниями (чумой плотоядных, парвовирусным энтеритом, панлейкопениен). Показан при лечении септического шока, сепсиса и других обширных гнойных процессов. Вводят препарат внутривенно медленно в изотоническом растворе натрия хлорида по 10.000—40.000 Ед./10 кг в сутки.
Гордокс — обладает сходным с контрикалом действием, имеет те же показания к применению. Вводят внутривенно медленно до 10.000 Ед./кг (из расчета 1000 Ед./кг в час).

2.16. плазмозамещающие и дезинтоксикационные средства

Полиглюкин — не проникает через сосудистые мембраны, в связи с чем сравнительно долго (до 12 часов) циркулирует в сосудистом русле. Применяют как противошоковыи плазмозамещающий препарат при различных видах шока и кровопотере. Быстро поднимает АД, медленно выводится почками из организма. Применяется внутривенно капельно, в тяжелых случаях — струйно до стабилизации гемодинамики
Реополиглюкин — препарат декстрана с меньшей молекулярной массой (30.000—40.000), чем у полиглюкина (50.000—70.000), который улучшает реологические свойства крови, уменьшает агрегацию форменных элементов. Применяют для улучшения циркуляции крови в периферических сосудах, реологических свойств крови, для дезинтоксикации при перитонитах, для профилактики и лечения анафилактического и септического шоков. Вводят препарат внутривенно капельно до 20 мл/кг в сутки. Не рекомендуется применять при кровотечениях.
Гемодез — низкомолекулярный поливинилпирролидон, обладающий способностью связываться с токсинами, циркулирующими в крови. До 80% препарата выводится почками через 4-5 ч, 20% — через кишечную стенку. Используют для лечения тяжелых интоксикаций различного происхождения.
Собакам не рекомендуется применять гемодез в чистом виде. т.к. часто наблюдается тяжелая аллергическая реакция с развитием анафилактического шока. С большой осторожностью можно вводить разбавленным в 2-3 раза 5% раствором глюкозы или изотоническим раствором натрия хлорида в объеме 2—8 мл/кг (но лучше гемодез заменить реополиглюкином). (!)
Желатиноль — 8% коллоидный раствор пищевой желатины в изотоническом растворе натрия хлорида. Используют как плазмозамещающее средство. Особенно эффективен при острой кровопотере, шоке, выраженной интоксикации. Вводят внутривенно капельно или струйно в объеме до 20 мл/кг/сут. После введения желатиноля в моче обнаруживают белок.

2.17. препараты для парентерального питания

Гидролизин — гидролизат белка из крови крупного рогатого скота. Содержит комплекс основных аминокислот. Применяют при состояниях, сопровождающихся выраженной гипопротеинемией. Вводят внутривенно капельно с темпом 20—40 капель в минуту в дозе до 1,5 л в сутки. Возможны аллергические реакции. (!)
Гидролизат казеина, аминопептид, аминокровин, аминазол — различные препараты, сходные по своему действию с гидролизином. Имеют такие же показания к применению. Возможно применение 5—10% растворов глюкозы — до 3—5 г/кг/сут. с соответствующим количеством инсулина.
Наиболее приемлемыми для парентерального питания являются растворы аминокислот: вамин, фреаскин, мориамин-8-2, альвезин, полиамин и др. в дозе 1-2 г/кг/сут. в течение 2—6 часов.
Для парентерального питания успешно применяются жировые эмульсии: интралипид, липофундин, липифизан. Вводятся внутривенно медленно в дозе 0,7—1,5 г/кг/сут. (не быстрее, чем за 14—16 часов) в количествах, зависящих от массы животного и степени дистрофии.

2.18. коагулянты и антикоагулянты

Гепарин — наиболее физиологичный препарат, вырабатывается в легких, применяется для профилактики и лечения различных тромбоэмболических осложнений. Вводят до 1000 Ед./кг внутривенно, а затем по 100 ЕД/КГ каждые 6 часов подкожно. Введение гепарина необходимо осуществлять под контролем времени свертывания крови. Кроме того, гепарин используют для промывания внутривенных катетеров и создания в них так называемого "гепаринового замка" для профилактики тромбирования последних.
Гепарин оказывает положительное влияние на свертывающую систему крови при развитии ДВС-синдрома. При этом необходимо учитывать фазу нарушения свертывающей системы по эластограмме. При передозировке препарата вводят его антагонист — протаминсульфат, который должен превышать введенную дозу гепарина в 2 раза.
Фибринолизин — один из физиологических компонентов противосвертывающей системы организма. Наибольший эффект оказывает в свежих случаях тромбоза (в течение 6—12 часов). Применяют внутривенно капельно со скоростью введения 10—15 капель в минуту, предварительно растворив препарат в изотоническом растворе натрия хлорида из расчета 100 Ед./мл. К раствору добавляют гепарин по 10.000 Ед. на каждые 20.000 Ед. фибринолизина. Применяют при тромбозе легочной артерии в дозе 400—800 Ед./кг/сут. Нельзя использовать при кровотечениях, нефритах.
Этамзилат (дицинон) — стимулирует физиологические гемостати-ческие механизмы, в связи с чем применяется для профилактики капиллярных кровотечений при операциях, кишечных и легочных кровотечений, а также для лечения кровотечений различного генеза. Вводят внутривенно или внутримышечно по 2—4 мл, а затем по 2 мл через каждые 6 часов.
В связи с тем, что препарат улучшает микроциркуляцию и не вызывает образования тромбов, его можно использовать при кишечных инфекциях, сопровождающихся геморрагическим синдромом.
Кислота аминокапроновая — применяют при кровотечениях, связанных с повышением фибринолиза. Используют для профилактики и остановки кровотечения при хирургических вмешательствах. Вводят внутривенно капельно 5% раствор в дозе 1-1,5 мл/кг.
Хлористый кальций, глюконат кальция — применяют при кровотечениях различного генеза. Гемостатический эффект хлористого кальция обусловлен участием ионов кальция в процессе свертывания крови. Хлористый кальций вводят только внутривенно по 10—20 мл в сутки, в то время как глюконат кальция вводят и внутривенно, и внутримышечно в той же дозировке. Следует помнить, что применение препаратов кальция может вызвать нарушения сердечного ритма. (!) У глюконата кальция это действие выражено в меньшей степени.
Викасол — синтетический аналог витамина К. Главным образом применяется при состояниях, сопровождающихся кровоточивостью, после хирургических вмешательств. Вводят внутримышечно по 0,5-1 мл 1% раствора 2-3 раза в день.
Следует помнить, что викасол проявляет свои свойства только через 16—18 ч. поэтому в острых случаях его применение не эффективно. (!)

2.19. миорелаксанты

Недеполяризующие миорелаксанты:
Тубокурарин — относится к н-холиноблокаторам скелетной мускулатуры, оказывает мощное миопаралитическое действие. Вводится внутривенно в дозе 0,4-0,5 мг/кг, через 2—4 мин. наступает релаксация мышц, которая длится от 10 до 20 мин. Последующие дозы должны быть уменьшены в 1,5-2 раза, т.к. препарат обладает кумулятивным действием. Существенного отрицательного влияния на организм не оказывает.
Антагонистами тубокурарина являются прозерин и галантамин
Деполяризующие миорелаксанты:
Дитилин (листенон, миорелаксин) — применяют 1-2% раствор в дозе 1-2 мг/кг. Вызывает расслабление скелетной мускулатуры в течение 5—7 минут. Осложнений при использовании этих препаратов, как правило, не наблюдается. Специфического эффективного антидота дитилин не имеет.

Отредактировано Сергей в 20 июня 2008, 11:55

--------------
Выезд на дом +7 (926) 180-3469  Цены: http://veterinars.ru/Page_Price.htm
Отзывы о работе: http://veterinars.ru/gb/
И я не консультирую в "Личные сообщения"! Личные сообщения для ЛИЧНЫХ сообщений!!!

наверх
Profile PM WEB ICQ 
Сергей Нет на форуме
Doc
Персональный Аватар участника Ветеринары.ру
Мужик какой то


Группа:
Super Administrators
Сообщений: 28567
Дата регистрации:
января 2005

Москва, Сокольники.
Пост Отправлено: 20 июня 2008, 11:27 QUOTE

Глава 3. предоперационный осмотр животных, оценка функционального состояния различных органов и систем организма

3.1. анамнез и общий осмотр

Знакомство врача с животным начинается с общего осмотра. При этом врач обращает внимание на возраст животного, состояние упитанности, развитие костно-мышечной системы, состояние шерсти, наличие кожных заболеваний. Данные, полученные при общем осмотре животного, помогают врачу сориентироваться в состоянии его физического развития, заподозрить наличие эндокринных заболеваний, рахита и других обменных нарушений, предположить возможность паразитарных болезней.
После осмотра крайне необходимо тщательно собрать анамнез жизни животного и развития болезни. При сборе анамнеза необходимо уточнить, как и в каких условиях развивалось животное, особенности питания, наличие предшествующих заболеваний, когда и чем лечили животное, особенности развития последнего недуга, приведшего владельцев к врачу. При сборе анамнеза необходимо выяснить следующее:
— получает ли животное какие-либо лекарственные препараты в настоящее время (например, кортикостероиды, антибиотики, сердечные гликозиды, бета-блокаторы могут существенно повлиять на течение наркоза.
Антибиотики гентамицин и канамицин обладают курареподобным эффектом и могут вызвать серьезные осложнения в ближайшем посленаркозном периоде, особенно при использовании миорелаксантов, ксилазина);
— ритм и глубину дыхания, наличие одышки (могут свидетельствовать о поражении сердечно-сосудистой или дыхательной систем);
— есть ли кашель (наличие последнего говорит о повышенной секреции бронхиальных желез, острой пневмонии или хронических заболеваниях, опухоли, гельминтозах, плеврите, заболеваниях сердца);
— полидипсия и полиурия могут свидетельствовать об эндокринных нарушениях;
— нарушения диуреза встречаются при заболеваниях почек;
— наличие периодической рвоты и поноса (могут быть, например, при недостаточности поджелудочной железы, других системных заболеваниях и, как правило, требуют предварительной коррекции водно-электролитного баланса).
Необходимо также уточнить:
— какая температура была у животного в последнее время (повышение ее говорит о возможных инфекционном или воспалительном процессах, снижение — о глубоких метаболических нарушениях);
— когда животное последний раз принимало пищу и в каком количестве (рвота может значительно осложнить проведение наркоза и привести к развитию аспирационного синдрома. К проведению наркоза можно приступать через 6—8 часов после еды, в экстренных ситуациях прибегают к аспирации желудочного содержимого и промыванию желудка);
— проводились ли животному наркозы раньше;
— была ли аллергическая реакция на введение каких-либо медикаментозных препаратов;
— проводились ли ранее гемотрансфузии;
— какое поведение отмечалось у животного в последнее время, не было ли эпилептических припадков, принимались ли противосудорожные препараты (во время проведения общей анестезии может наблюдаться кумулятивный или потенцирующий эффект);
Кроме вышеперечисленного, следует учесть породные особенности (французские бульдоги, боксеры и другие собаки крупных пород более чувствительны к аминазину и его производным).

3.2. клинические исследования

При осмотре обращают внимание на наличие деформаций скелета, головы, шеи, грудной клетки, на. состояние зубов, челюстей и ротовой полости (свободно ли открывается, нет ли опухоли, состояние миндалин) — любые из замеченных нарушений могут явиться причиной серьезных осложнений при интубации трахеи и проведении ингаляционного наркоза. По окраске слизистых можно судить о функциях сердечно-сосудистой системы, наличии анемии, интоксикации, нарушениях микроциркуляции. Блеск глаз, цвет конъюнктивы, поведенческие реакции животного говорят об общем состоянии.
При пальпации изучают состояние пульса: скорость, частота и напряженность пульса могут свидетельствовать о состоянии возбуждения или страха, гиповолемии, сердечной недостаточности. Сухость слизистых ротовой полости и снижение тургора кожи говорят о дегидратации и возможном нарушении водно-электролитного состава крови. Отеки — проявление гипопротеинемии, сердечной недостаточности, острой или хронической почечной недостаточности. Асцит — сердечная, печеночная, почечная недостаточность. Увеличение лимфатических узлов наблюдается при злокачественных новообразованиях или заболеваниях крови, инфекционных процессах. Отставание одной половины грудной клетки при дыхании говорит о заболеваниях плевры (сухой или экссудативный плеврит); смещение сердечного толчка может свидетельствовать о повреждении органов грудной клетки, наличии гемо- или пневмоторакса. Пальпаторно можно определить локализацию боли.
Перкуссия грудной клетки позволяет определить расположение сердца и его размеры, наличие свободной жидкости и воздуха, состояние легочной ткани (притупление свидетельствует о пневмонии, или инфильтрации легочной ткани, вызванной другими причинами, например, при травмах). При перкуссии живота определяются границы печени, наличие опухолей, газонаполнение желудочно-кишечного тракта.
Аускультация легких дает представление о состоянии респираторной системы, наличии острых или хронических заболеваний, отеке легких. Выслушивание ритма и сердечных шумов ориентируют врача в состоянии сердца, необходимости коррекции его деятельности (применение сердечных гликозидов, антиаритмических средств и т.д.). При аускультации органов брюшной полости выявляется наличие или отсутствие перистальтики, "шум плеска", "падающие капли", "амфорный звук" — при перитоните, кишечной непроходимости.
С целью более глубокого изучения состояния организма при наличии времени и возможностей необходимо прибегнуть к дополнительным методам исследований: анализ крови клинический, биохимический (позволяет определить функциональное состояние печени, почек, поджелудочной железы). Рентгенологические исследования помогают определить состояние легких и сердца (пневмония, плеврит, ателектаз легких, "бычье сердце", усиление сосудистого рисунка как показатель левожелудочковой недостаточности, стеноза митрального клапана и т.д.). Электрокардиограмма дает возможность врачу судить о состоянии функции автоматизма, возбудимости и проводимости, наличии аритмий, нарушении сократительной способности сердца (миокардиодистрофия, кардиосклероз и др.) и внутрисер-дечного кровообращения (инфаркты миокарда).

3.3. клиническое значение проведенных исследований

3.3.1. дыхательная система.

В первую очередь, для врача имеет большое значение определение функционального состояния дыхательной системы и решения вопроса о выборе анестезии, возможностях адекватной оксигенации во время операции. Если имеются какие-либо острые или хронические заболевания органов дыхания, ведение наркоза осложняется. Таким животным обязательно должна проводиться оксигенация кислородом в течение нескольких минут до операции. Во время оперативного вмешательства следует проводить ингаляции кислорода по мере необходимости. При наличии хронических бронхитов следует аспирировать содержимое бронхов, трахеи после интубации ее, до и во время проведения анестезиологического пособия. При острых заболеваниях легких и плевры от плановой операции следует отказаться и прибегнуть к ней не ранее, чем через 2-3 недели после выздоровления. При экстренной операции анестезиологу необходимо быть предельно внимательным, проводить все вышеописанные мероприятия.

3.3.2. сердечно-сосудистая система.

Внимание анестезиолога должно быть направлено на функциональное состояние трех элементов, объединяющих сердечно-сосудистую систему в единое целое: кровь — носитель кислорода и питательных веществ; кровеносные сосуды — пути доставки крови к органам и тканям; сердце — насос, обеспечивающий движение крови по сосудам.
Анемия, нарушение целостности или сдавление сосудов в результате травмы, наличия опухолей, тромбозов должны быть объектом пристального внимания врача и подвергнуться коррекции, по возможности, до операции. Наиболее часто встречающаяся патология — сердечная недостаточность застойного типа, которая значительно повышает риск операции к послеоперационного периода. Животным с такой патологией целесообразно провести курс лечения сердечными гликозидами; при асците, отеках — к лечению добавляют диуретики (триампур, гипотиазид, верошпирон); коррегируют электролитный состав крови (гипокалиемия, гипохлоремия, гипонатриемия). В комплексе лечения можно применять витаминотерапию, кокарбоксилазу, анаболические гормоны. Такую же терапию следует проводить и в послеоперационном периоде. Если для проведения предоперационной подготовки нет времени и возможности, то анестезиолог проводит ее до и во время операции. Затем это лечение продолжается в послеоперационном периоде до наступления компенсации. Аритмии требуют лечения, если они приобретают характер частых экстрасистол (10 и более в минуту); мультиформных экстрасистол; желудочковой тахикардии, тахи- или брадиаритмии Для лечения их применяют новокаинамид, лидокаин, изоптин, ритмонорм, обзидан, кордарон и др. При тахиаритмиях положительный эффект оказывают обзидан, анаприлин, индерал и другие бета-блокаторы.

3.3.3. эндокринная система.

Наибольшее значение для проведения наркоза у животного имеют следующие заболевания эндокринной системы: сахарный диабет и недостаточность надпочечников. Сахарный диабет, помимо опасности гипергликемии, довольно часто приводит к хроническому поражению почек, вызывает сосудистые и неврологические нарушения, повышает чувствительность к инфекциям, приводит к расстройствам водно-электролитного баланса и кислотно-основного состояния крови. Выявлению сахарного диабета могут помочь тщательно собранный анамнез, исследование крови на содержание глюкозы и осмотр окулиста. При выявленном диабете необходимо добиться нормализации показателей глюкозы в крови. Во время наркоза необходимо пользоваться растворами, не содержащими глюкозы, или вводить соответствующие дозы инсулина. В послеоперационном периоде таким животным необходимо контролировать глюкозу крови, вводить инсулин в соответствующих дозах, обязательно проводить антибиотикотерапию для предупреждения инфекционных осложнений, снимать швы на 9-10 сутки, т.к. при сахарном диабете снижены репаративные процессы.
Указанием на возможную адренокортикальную недостаточность (т.е. неспособность коры надпочечников адекватно реагировать на стресс выбросом глюкокортикоидов) может служить упоминание о длительном предшествующем применении глюкокортикоидов (в период до 6 месяцев перед операцией), широко распространенном при лечении многих заболеваний.
В таких случаях рекомендовано назначение 10—15 мг кортизона 2 раза в сутки за 2-3 дня до операции. В день операции внутривенно вводят 30 мг преднизолона и повторно вводят в той же дозе через 8—10 часов, а затем в течение 3-4 дней продолжают вводить преднизолон, уменьшая дозу на 1/3 ежедневно.

3.3.4. водно-электролитный баланс и кислотно-основное состояние.
Анестезиологу очень часто приходится сталкиваться с подобными нарушениями, которые возникают при голодании, рвоте, диарее, заболеваниях сердца, почек, печени. В диагностике этих нарушений, кроме анамнеза и объективного обследования, важную роль играют определение содержания электролитов в крови и объема циркулирующей крови. Лечение этих нарушений должно быть этиопатогенетическим и включать меры, направленные на устранение причины и коррекцию обнаруженных сдвигов.

3.3.5. функция печени.

О состоянии печени можно судить по анамнезу (перенесенный ранее гепатит, пироплазмоз, эхинококкоз, перитонит), внешнему осмотру (заболевания кожи, увеличение печени), функциональным исследованиям (биохимический анализ крови). В качестве предоперационной подготовки можно рекомендовать витаминотерапию, глюко-кортикоиды. При наличии желтухи и необходимости экстренного оперативного вмешательства следует провести профилактику кровотечений (этамзилат, витамин К, викасол) и почечной недостаточности, которая часто сопровождает поражения печени (форсированный диурез с помощью водной нагрузки — внутривенно капельно 30—40 мл/кг 5% раствора глюкозы). Наличие печеночной и почечной недостаточности может оказать влияние на скорость элиминации (разрушения) и выведения лекарственных препаратов, используемых во время наркоза.

3.3.6. мочевыделнтельная система.

Противопоказанием к плановой операции служат острые заболевания почек и мочевого пузыря (цистит, пиелит, пиелонефрит). При необходимости (указание на ранее перенесенное заболевание почек) проводят дополнительные исследования: общий анализ мочи, биохимические исследования крови. При снижении почечной функции отмечается повышение креатинина и мочевины крови, появляется белок в моче, снижается ее удельный вес. При этом необходимо отказаться от плановой операции и провести коррекцию функции почек. Последняя заключается в ликвидации обструкции мочевыводящих путей (если таковая имеется), нормализации водно-электролитного баланса (устранение дегидратации, гиповолемии и т.д.), лечении воспалительных заболеваний с помощью антибиотиков. В экстренных ситуациях принимают те же меры, но в энергичном темпе.

3.3.7. основные константы организма.

Для более полного представления о функциональном состоянии органов и систем организма врачу необходимо опираться на данные лабораторных исследований. Из нашего опыта и опыта других клиницистов следует, что наиболее оптимальным вариантом является создание в клинике собственной лаборатории или, при отсутствии такой возможности, долгосрочное постоянное сотрудничество с какой-либо одной лабораторией, обладающей широким спектром клинических и биохимических исследований. Это обусловлено необходимостью отслеживания результатов лабораторных исследований в динамике, а такие сравнения корректны только в тех случаях, когда подобные анализы производятся по единым методикам с использованием одной и той же аппаратуры и реактивов.
Результаты лабораторных исследований в значительной мере могут зависеть от таких факторов как возраст, пол, порода и вид животного. В качестве примера приводим таблицы гематологических показателей, охватывающие 95% популяций (табл. 1 и 2).
Таблица 1
Гематология собаки (значения и диапазоны) для различных возрастов и полов — ручные или полуавтоматические методы (Роберт М.Джакобс, Джон Х. Лумсден, Вильям Вернау)

Пол От рождения до 12 месяцев 1—7 лет 7 лет и старше
Диапазон Среднее Диапазон Среднее Диапазон Среднее
Эритроциты (Т/л) самец 2.99-8.52 5.09 5.26-6.57 5.92 3.33-7.76 5.28
самка 2.76-8.42 5.06 5.13-8.6 6.47 3.34-9.19 5.17
Гемоглобин (г/л) самец 69-165 107 127-163 155 147-212 179
самка 64-189 112 115-179 147 110-225 161
Гематокрит (%) самец 22.0-45.0 33.9 35.2-52.8 44.0 44.2-62.8 52.3
самка 25.8-55.2 36.0 34.8-52.4 43.6 35.8-67.0 49.8
Лейкоциты (Г/л)
самец 9.9-27.7 17.1 8.3-19.5 11.9 7.9-35.3 15.5
самка 8.8-26.8 15.9 7.5-17.5 11.5 5.2-34.0 13.4
Зрелые нейтрофилы (%) самец 63-73 68 65-73 69 55-80 66
самка 64-74 69 58-76 67 40-80 64
Лимфоциты (%) самец 18-30 24 9-26 18 15-40 29
самка 13-28 21 11-29 20 13-45 29
Моноциты (%) самец 1-10 6 2-10 6 0-4 1
самка 1-10 7 0-10 5 0-4 1
Эозинофилы (%) самец 2-11 3 1-8 4 1-11 4
самка 1-9 5 1-10 6 0-19 6




Таблица 2
Гематология кошки (значения и диапазоны) для различных возрастов и полов — ручные или полуавтоматические методы (Роберт М. Джакобс, Джон ХЛумсден, Вильям Вернау)

Пол От рождения до 12месяцев 1—7 лет 7 лет и старше
Диапазон Среднее Диапазон Среднее Диапазон Среднее
Эритроциты (Т/л) самец 5.43-10.22 6.96 4.48-10.27 7.34 5.27-8.89 6.79
самка 4.46-11.34 6.90 4.45-9.42 6.17 4.10-7.38 5.84
Гемоглобин (г/л) самец 60-129 99 89-170 129 90-145 118
самка 60-150 99 79-155 103 75-137 103
Гематокрит (%) самец 24.0-37.5 31 26.9-18.2 37.6 28.0-43.8 34.6
самка 23.0-46.8 31.5 25.3-37.5 31.4 22.5-40.5 308
Лейкоциты (Г/л) самец 7.8-25.0 15.8 9.1-28.2 15.1 6.4-30.4 17.6
самка 11.0-26.9 17.7 13.7-23 7 199 52-30.1 14.8
Зрелые нейтрофилы (%) самец 16-75 60 37-92 65 33-75 61
самка 51-38 69 42-93 69 25-89 71
Лимфоциты (%) самец 10-81 30
самка 8-37 23 12-58 30 9-63 22
Моноциты (%) самец 1-5 2 1-5 2 0-2 1
самка 0-7 2 0-5 2 0-4 1
Эозинофилы (%) самец 2-21 8 1-22 7 1-15 8
самка 0-15 6 0-13 5 0-15 6




В своей практике мы пользуемся показателями, приведенными в таблицах 3,4,5.
Таблица 3
Нормальные гематологические показатели

Нормальные значения Показатель Единицы (СИ)
Взрослые Щенки до I года
Гемоглобин г/л 120-180 74-180
Эритроциты Т/л 5,5-8,5 3,3-7,4
Гематокрит об.% 37-55 22-52
СОЭ Мм/ч 0-13
Лейкоциты Г/л 6-17 7,2-18,6
Нейтрофилы
палочкоядерные % 0-3
ед./мкл 0-300 0-400
Нейтрофилы сегментоядерные % 60-77
ед./мкл 3000-11500 1300-11000
Эозинофилы % 2-10
ед./мкл 100-1250 0-2200
Базофилы % 0-2
ед./мкл 0-50 0-100
Лимфоциты % 12-30
ед./мкл 1000-4800 1600-6400
Моноциты % 3-10
ед./мкл 150-1350 0-400
Миелоциты %, ед./мкл 0 0
Ретикулоциты % 0-1,5 0-7,1
Диаметр эритроцитов мкм 6,7-7,2
Тромбоциты Т/л 200-500


Таблица 4
Нормальные показатели мочи

Показатель Единицы (СИ) Нормальные значения
Количество мл/кг/день 24-41
Цвет желтый
Прозрачность прозрачная
Плотность г/мл 1,015-1,050
Белок г/л 0-0,3
Глюкоза 0
Кетоновые тела 0
Амилаза ед.Солюги 50-150
Билирубин следы
Уробилиноген следы
РН единиц 5,0-7,0
гемоглобин 0
эритроциты 0-единицы
лейкоциты 0-единицы
цилиндры 0-единицы



Таблица 5
Нормальные биохимические показатели крови

Показатель Объект Единицы (СИ) Нормальные значения
Глюкоза сыворотка ммоль/л 3,5-5,5
Общий белок сыворотка г/л 54-78
Альбумины сыворотка г/л 23-34
Глобулины сыворотка г/л 27-44
РН кровь единиц 7,31-7,42
Липиды плазма г/л 0,47-7,25
Холестерин сыворотка ммоль/л 3,2-6,5
Креатинип сыворотка мкмоль/л 50-110
Мочевина сыворотка ммоль/л 2.1-9,7
Билирубин общий сыворотка мкмоль/л 0-7
Билирубин прямой сыворотка мкмоль/л 0-3
Билирубин непрямой сыворотка мкмоль/л 0-7
Амилаза сыворотка ед Солюги менее 800
Калий сыворотка ммоль/л 3,6-5,8
Фосфор неорганический сыворотка ммоль/л 0,50-2,60
Магний сыворотка ммоль/л 0,80-1,20
Железо сыворотка мкмоль/л 13-34
Кальций сыворотка ммоль/л 2,24-2.95


Кроме этих показателей, анестезиологу в практической деятельности необходимы дополнительные сведения, приводимые ниже:
Таблица 6
Состав цереброспинальной жидкости в норме (Брим Теннант, 1994)

Показатели Собаки Кошки
Давление спинномозговой жидкости (в мм водн.ст.) <170 <100
Плотность 1.005-1.007 1.005-1.007
Количество лейкоцитов (в мкл) <5 <5
Реакция Панда отрицательн. отрицательн.
Количество белка (в г/л) <0,25 <0,25


Критерии нормальных электрокардиограмм собак (при скорости 50 мм/сек.)
Число сердечных сокращений: от 60 до 160 в минуту у взрослых собак, до 180 — у декоративных пород и 220 — у щенков. Ритм сердца Синусовый ритм;
1) наличие во II отведении положительных зубцов Р, предшествующих каждому комплексу QRS;
2) постоянная одинаковая форма всех зубцов Р в одном и том же отведении;
3) колебания продолжительности интервалов R-R не превышающие 0,15 сек.
Синусовая дыхательная аритмия:
1) колебания продолжительности интервалов R-R, превышающие 0,15 сек.;
2) сохранение всех электрокардиографических признаков синусового ритма.
Зубец Р: амплитуда до 4 мм; продолжительность до 0,04 сек.; всегда положительный в отведениях II и VF; положительный или изоэлектричный в I отведении.
Продолжительность Р-Р интервала: от 0,06 до 0,14 сек. Нормальное положение электрической оси сердца от +40 до +100°. QRS комплекс. Максимальная амплитуда зубца ROT 25 до 30 мм в отведениях П, III и VF. Комплекс QRS положителен в отведениях II, III и VF, отрицателен в отведении V10. Продолжительность QRS до 0,05 сек. (0,06 сек. у собак более 18 кг).
Продолжительность Q-T интервала: от 0,15 до 0,22 сек. ST-сегмент расположен на изолинии; может наблюдаться смещение вверх не более 1,5 мм или смещение вниз не более 2 мм.
Зубец Т. Амплитуда зубца Т не более 25% от амплитуды зубца R; отрицательный в отведении Vio.
Критерии нормальных электрокардиограмм кошек (при скорости 50 мм/сек.)
Число сердечных сокращений: от 90 до 240 в минуту. Ритм сердца: синусовьш; весьма редко, синусовая дыхательная аритмия Зубец Р: положительный в отведении II и VF; может быть положительный или изоэлектричный в I отведении; продолжительность не более 0,04 сек.
P-R интервал: продолжительность от 0,04 до 0,08 сек. Нормальное положение электрической оси сердца от 0 до ±180°. Отклонение положения электрической оси сердца от нормы встречается крайне редко
QRS-Kомплекс. Продолжительность до 0,04 сек. Амплитуда зубца R обычно низкая — до 8 мм. Продолжительность ORS до 0,04 сек. Q-T сегмент: продолжительность от 0,16 до 0,18 сек. ST-сегмент: без заметных изменений; может наблюдаться смещение вверх или вниз до 1 мм.
Зубец Т: амплитуда не более 3 мм.
Таблица 7
Дополнительные данные (Брим Теннант, 1994)

Показатели Собаки Кошки
Число дыхательных движений (ЧДД) щенки 20-22 —
Взрослые 14-16 20-60
Центральное венозное давление (ЦВД) 20-40 мм водного столба —
Артериальное давление (АД) 110-120/70-80 мм рт.сголба —


Правильное понимание лабораторных диагностических тестов и углубленное их толкование во многом предопределяют успех и своевременность постановки диагноза,выбор терапии, контроль за ее эффективностью. Ниже мы хотим напомнить практикующему врачу некоторые нюансы в интерпретации основных лабораторных исследований.

3.4. клиническая интерпретация некоторых лабораторных исследований

3.4.1. исследование мочи

Физические свойства
Количество. Определение суточного количества мочи (диуреза) является ценным показателем выделительной функции почек и водного обмена. Диурез собаки в норме составляет 24-41 мл/кг в сутки. Диурез выше нормы (полиурия) отмечается при приеме большого количества жидкости, рассасывании транссудатов и экссудатов, отеков, при сахарном и несахарном диабете, хронических заболеваниях сердца и почек. Временная полиурия может наблюдаться при нервном возбуждении.
Пониженный диурез (олигурия) может наблюдаться при недостаточном приеме жидкости, лихорадке, рвоте, поносе, при синдроме правожелудочковой сердечной недостаточности, гипотензии, токсикозах, острой недостаточности почек, нефрите.
Полное прекращение выделения мочи (анурия) отмечается при выраженной острой недостаточности почек, тяжелом нефрите, тяжелых отравлениях, перитоните, пиометре, при обтурации мочеточника опухолью или конкрементом
Учащенное мочеиспускание (поллакиурия) возникает после приема большого количества жидкости, при воспалении почечных лоханок, мочевого пузыря, заболеваниях предстательной железы, мочеиспускательного канала, вагинитах, повышении давления в брюшной полости (например, опухолью), переохлаждении, в возбужденном состоянии.
Дизурия (болезненное или затрудненное мочеиспускание) встречается при мочекаменной болезни, пиелоцистите, уретрите, вульвовагините.
Цвет. В норме моча соломенно-желтого цвета.
Изменение окраски мочи наблюдается при патологии печени, гемолитических процессах, заболеваниях сердца, а также при выделении более концентрированной мочи (при поносе, рвоте, токсикозах, лихорадке).
Слабоокрашенная моча отмечается при выраженной недостаточности концентрационной способности почек (относительная плотность менее 1010 и характерные изменения при микроскопии осадка), так как почки теряют способность выделять красящие вещества и превращать хромогены в пигменты. Более светлая моча выделяется также при полиурии.
Красный цвет или оттенок мочи наблюдается при гематурии и гемоглобинурии, что указывает на органическое поражение почек. При усиленном гемолизе моча приобретает цвет типа "мясных помоев".
Коричневый цвет мочи обусловлен большим количеством желчных пигментов, распавшимися эритроцитами. Появление после взбалтывания мочи желтой пены характерно для билирубинурии.
Прозрачность. В норме моча прозрачная. Помутнение может быть вызвано присутствием в ней солей, клеточных элементов, бактерий, слизи, жиров.
Реакция (рН). В норме — слабокислая или нейтральная (рН 5,0-7,0). Щелочная реакция мочи отмечается при щелочном цистите, мочекаменной болезни. Моча кислой реакции выделяется при сахарном диабете, выраженной недостаточности почек, мочекаменной болезни.
Относительная плотность мочи дает представление о концентрации в ней растворенных веществ. В норме у собак относительная плотность мочи колеблется в пределах 1015-1050.
Относительная плотность мочи резко понижается при несахарном диабете (1001-1004) в результате нарушения реабсорбции, при полиурии. При хроническом нефрите, нефросклерозе способность почек к концентрации уменьшается, а при тяжелых формах и в терминальной стадии заболеваний почек — утрачивается. В таких случаях почки выделяют мочу с относительной плотностью 1010 и ниже.
Высокая относительная плотность мочи, как правило, отмечается при олигурии (остром нефрите, образовании или нарастании отеков, поносе, рвоте), сахарном диабете, несмотря на наличие полиурии.
Химическое исследование
Белок. В норме у собак количество белка в моче находится в пределах 0-0,3 г/л. Протеинурия наблюдается при многих заболеваниях. Различают истинную (почечную) и внепочечную протеинурию. Почечная протеинурия может быть органической и функциональной.
Причиной органической протеинурии является поражение структуры паренхимы почек. Органическая почечная протеинурия характерна для острого и хронического гломерулонефрита, нефроза, застойных явлений в почках, инфекционного и токсического поражения почек. Наиболее высокое количество белка в моче наблюдается при нефротическом синдроме (до 60-80 г/л).
Функциональная почечная протеинурия возникает вследствие увеличения проницаемости почечного фильтра или замедления тока крови в почечных клубочках в ответ на сильные внешние раздражители.
К внепочечным протеинуриям относятся алиментарная (возникает в связи со скармливанием пищи, богатой белками) и обусловленная примесью к моче белка, выделяющегося при воспалительных процессах в мочевых путях и половых органах — цистите, пиелите, уретрите, простатите и др.
Микроскопически при внепочечной протеинурии выявляется большое количество лейкоцитов и бактерий. Это же может наблюдаться и при пиелонефрите.
Глюкоза в нормальной моче не определяется принятыми в клинических лабораториях методами исследования. Гликозурия может быть физиологической и патологической. Физиологическая гликозурия наблюдается при введении с кормом большого количества углеводов. Патологическая гликозурия может быть почечной и внепочечной.
Почечная гликозурия обусловлена нарушением реабсорбции глюкозы в канальцах нефронов, причем уровень глюкозы в крови нормальный или несколько понижен. Она наблюдается при хроническом нефрите, острой недостаточности почек.
Патологическая внепочечная гликозурия обусловлена чаще всего нарушением обмена веществ и возникает при сахарном диабете, тиреотоксикозе, передозировке кортизона, травме центральной нервной системы. При сахарном диабете следует определить количество глюкозы в суточном объеме мочи.
Кетоны. К ним относятся ацетон, ацетоуксусная и бета-оксимасляная кислоты. Кетоновые тела появляются в моче при нарушении обмена веществ (тяжелом течении сахарного диабета, почечной гликозурии), голодании, лихорадке. Кетонурия центрального происхождения бывает при субарахноидальном кровоизлиянии, черепно-мозговых травмах, сильном возбуждении или раздражении центральной нервной системы, при рвоте и поносе.
Билирубин образуется при распаде эритроцитов гемоглобина в системе мононуклеарных фагоцитов. Далее билирубин с током крови попадает в печень, где в микросомах гепатоцитов происходит его конъюгация, т.е. соединение билирубина с одной или двумя молекулами глюкуроновой кислоты, в результате чего образуются билирубин глюкурониды — БМГ и БДГ (прямой билирубин). Это превращение является непременным условием последующего выведения билирубина в желчные капилляры. Свободный билирубин (непрямой) непосредственно в желчь не попадает.
В норме в сыворотке крови только 10-15% количества общего билирубина составляет его прямая фракция. Непрямой билирубин не может проходить через почки, а появление в моче билирубина указывает на повышение в крови прямой его фракции и, как правило, является признаком нарушения экскреции желчных пигментов в кишечник.
Возрастание концентрации билирубина в крови приводит к развитию желтухи и билирубинурии. При большинстве заболеваний печени желтуха является ведущим клиническим симптомом, поэтому распознавание ее характера имеет большое значение для диагностики и тактики терапии.
По характеру нарушения билирубинового обмена и механизму возникновения выделяют 3 основных вида желтухи: паренхиматозную, механическую и гемолитическую.
При паренхиматозной желтухе в крови повышены прямая и непрямая фракции билирубина, чаще с преобладанием первой. Количество уробилина в моче повышено, а количество стеркобилина в кале снижается в различной степени от периода заболевания и его тяжести. В этом случае происходит нарушение экскреции желчных пигментов в кишечник.
При механической желтухе в крови наблюдается гипербилирубинемия, обусловленная избытком прямого и непрямого билирубина со значительным преобладанием прямой фракции. Количество билирубина в моче увеличивается, а уробилина — не изменяется. Содержание стеркобилина в кале значительно снижается либо он полностью отсутствует. Основным механизмом нарушения обмена желчных пигментов является блок выведения их в кишечник.
При гемолитической желтухе в результате повышенного разрушения эритроцитов в крови увеличивается, в основном, содержание непрямого билирубина. В моче билирубин отсутствует, уровень уробилина увеличивается, а содержание стеркобилина в кале достигает значительных величин.
Паренхиматозная желтуха развивается в результате недостаточности процесса конъюгации в печени. В крови накапливается непрямой билирубин и прямой — примерно в равном количестве; в моче билирубин отсутствует; уробилин — в пределах нормы. Содержание стеркобилина в кале понижено.
Кровь и пигменты крови. Различают почечную и внепочечную гемату-рию. Почечная гематурия может быть органической и функциональной.
Органическая почечная гематурия отмечается при остром нефрите, особенно диффузном. При очаговом нефрите гематурия незначительна. Хронический нефрит сопровождается умеренной гематурией. Появление гематурии при инфекционных заболеваниях указывает на нарушение функции почек. Гематурия возникает также при острой недостаточности почек, тромбозе почечных вен. При декомпенсации деятельности сердца может наблюдаться застойная гематурия, которая с улучшением функции сердца исчезает.
Внепочечная гематурия появляется при воспалительных процессах в мочевых путях и при их травмировании. При пиелите и пиелоцистите она сопровождается пиурией и бактериурией.
Гемоглобин в моче (гемоглобинурия) наблюдается при внутрисосудистом гемолизе эритроцитов. Гемоглобинурия появляется после переливания несовместимой крови, при отравлениях гемолитическими ядами, а также при тяжелых инфекционных заболеваниях (сепсисе, пироплазмозе), тяжелых травмах, некоторых видах гемолитической анемии, аллергических заболеваниях, остром жировом гепатозе.
Микроскопическое исследование
Микроскопическое исследование осадка мочи является одним из основных компонентов анализа мочи, особенно при диагностике заболеваний почек и мочевых путей. Микроскопии подлежит первая утренняя моча.
Различают элементы организованного и неорганизованного осадка мочи.
Основными элементами организованного осадка являются эритроциты, лейкоциты, эпителии и цилиндры.
Эритроциты. В норме могут встречаться неизмененные единичные в поле зрения эритроциты. Появление в моче измененных (малоизмененных и выщелоченных) эритроцитов имеет важное диагностическое значение.
Лейкоциты. В норме могут встречаться до 10 в поле зрения. Появление их в большом количестве свидетельствует о воспалительном процессе в мочевых органах, но не указывает на место воспаления. Локализацию воспалительного процесса выявляют по наличию других форменных элементов (например, эпителия) с учетом клинических проявлений. Располагаются лейкоциты отдельно, группами (тесные нагромождения лейкоцитов в несколько слоев) различного размера и скоплениями (рядом лежащие клетки, легко поддающиеся счету).
Эпителий. В норме в осадке мочи обнаруживаются единичные клетки эпителия мочевого пузыря. При различных заболеваниях мочевой системы могут появляться эпителиоциты мочеиспускательного канала, мочевого пузыря, почечной лоханки и мочеточника, канальцев нефронов, предстательной железы- в значительном количестве и с разной степенью дистрофии.
Цилиндры. Это слепки канальцев нефронов цилиндрической формы. Наличие цилиндров — первый признак реакции почек на общую инфекцию, интоксикацию или наличие изменений в самих почках. Цилиндры легче выявляются в первой утренней моче.
Гиалиновые цилиндры (белковые слепки канальцев нефронов) наблюдаются в моче при всех заболеваниях почек, но количество их не зависит от тяжести патологического процесса. В нормальной моче встречаются единичные в препарате.
Зернистые цилиндры образуются из зернисто-перерожденных клеток эпителия почек. Встречаются при всех острых и хронических заболеваниях почек.
Эпителиальные цилиндры образуются из эпителия канальцев нефронов. Появляются в моче при различных заболеваниях почек.
Буропигментированные цилиндры — это зернистые или эпителиальные цилиндры, пигментированные гемосидерином. Встречаются при гломерулонефрите.
Эритроцитарные цилиндры состоят из эритроцитов и встречаются при гломерулонефрите.
Лейкоцитарные цилиндры состоят из лейкоцитов и образуются при гнойном процессе в почках — пиелонефрите.
Жирно-зернистые цилиндры встречаются в моче при нефротической форме хронического гломерулонефрита, липоидном нефрозе и др.
Восковидные цилиндры свидетельствуют о тяжелом поражении почек и, по-видимому, являются следствием качественного изменения белка.
Гиалиново-капельные цилиндры состоят из капель гиалина и являются следствием его необратимых изменений. Наблюдаются при далеко зашедших патологических процессах в почках (хроническом гломерулонефрите, нефротическом синдроме).
Уретральные нити. В моче встречаются обычно при хроническом уретрите. В зависимости от количества лейкоцитов могут быть слизистыми или слизисто-гнойными.
Неорганизованный осадок мочи состоит из различных солей.
К элементам осадка кислой мочи относят мочевую кислоту и аморфные ураты, щелочной — аморфные фосфаты, трипельфосфаты. Кислый мочекислый аммоний, оксалаты, нейтральные фосфаты и карбонат кальция могут встречаться как в кислой, так и в щелочной моче.
Изменения в моче при различных заболеваниях мочевой системы
Цистит. В зависимости от характера цистита (гнойный, катаральный), его распространенности и выраженности воспалительного процесса, слизистая оболочка мочевого пузыря может быть в различной степени гиперемированной, отечной, инфильтрованной, местами с изъязвлениями и участками некроза, инкрустированной солями и т.д. Количество и цвет мочи при этом заболевании нормальные. Моча становится мутной при наличии в ней гноя, крови и других примесей. Кислая реакция мочи наблюдается при циститах, вызванных кишечной палочкой, а щелочная — другими возбудителями. Белок в моче появляется в результате наличия в ней воспалительного экссудата.
Если при остром цистите воспалительный процесс распространяется на всю слизистую мочевого пузыря и характер воспаления гнойный, то лейкоциты покрывают все поле зрения микроскопа, часто появляются неизмененные эритроциты. Эпителиоциты мочевого пузыря в этом случае обнаружить трудно, т.к. поверхностный слой слизистой покрыт гноем. Если же поражены отдельные участки слизистой, то клетки эпителия мочевого пузыря могут обнаруживаться в моче в различном количестве, нередко в виде пластов разной величины. Количество лейкоцитов и эритроцитов при этом может значительно изменяться.
При хроническом цистите с резкощелочной реакцией мочи количество лейкоцитов может варьировать, они частично или полностью разрушаются, образуя слизистый тягучий осадок. Кроме того, обнаруживают небольшое количество неизмененных эритроцитов и единичные эпителиоциты. Почти всегда выявляются фосфаты.
Уретрит. При этом заболевании количество мочи, ее относительная плотность и реакция не изменяются. Содержание белка в моче незначительное либо он отсутствует. При микроскопии осадка обнаруживают увеличенное количество слизи и лейкоцитов. При остром уретрите лейкоцитов в моче больше, чем при хроническом. Располагаются они либо раздельно, либо в виде уретральных нитей.
Простатит. Для хронического простатита характерно скопление в осадке мочи лейкоцитов, которые иногда формируются вместе с клетками эпителия предстательной железы в виде комочков гноя. При этом в препарате видны зерна липидов секрета предстательной железы (продукт нормально функционирующей железы). Количество их уменьшается при нарастании воспалительного процесса и увеличивается при его уменьшении.
Пиелонефрит (воспаление паренхимы почек с вовлечением в процесс почечных лоханок). Большое значение в возникновении и развитии пиелонефрита имеет общее состояние организма и его имунной системы. Инфекция распространяется как гематогенным, так и урогенным путем. Часто поражается одна почка. Различают первичный, неосложненный, или гематогенный, пиелонефрит и вторичный, осложненный, или обструктивный. Первичный пиелонефрит развивается в здоровой почке, вторичный — на фоне органических или функциональных нарушений в почках и мочевых путях.
Острый пиелонефрит может быть одно- и двусторонним. При типичном течении он проявляется симптомами бурно развивающегося инфекционного заболевания (высокая температура, боль в области почек). Количество мочи увеличивается (полиурия), а ее относительная плотность уменьшается, особенно при двустороннем процессе, что объясняется нарушением реабсорбции (прежде всего воды) в дистальных отделах канальцев нефронов.
Моча при пиелонефрите бледноокрашенная, с низкой относительной плотностью и кислой реакцией, мутная (бактериурия). Макрогематурия не характерна, но почти всегда отмечается микрогематурия. В осадке выявляются в основном выщелоченные эритроциты. Лейкоциты покрывают все поле зрения и располагаются раздельно или, что наблюдается чаще, тесными группами разных размеров. В начале заболевания в моче много клеток эпителия почечных лоханок, а в разгар заболевания, когда лоханки покрыты гноем, эпителиоциты единичные, иногда в стадии жировой дистрофии. Для пиелонефрита характерно также появление в моче почечного эпителия, гиалиновых и зернистых цилиндров, небольшого количества мочевой кислоты.
Хронический пиелонефрит. В латентном периоде заболевания осадок мочи скудный, количество лейкоцитов нормальное или несколько повышенное, встречаются единичные выщелоченные эритроциты, почечный эпителий, цилиндры.
В период обострения количество выделяемой мочи увеличивается, плотность ее низкая, цвет бледный, реакция кислая. Осадок часто объемный, гнойный. Микроскопия мочи в этот период соответствует таковой при остром пиелонефрите.
При дифференциальной диагностике с хроническим гломеруло-нефритом следует помнить, что большое количество лейкоцитов и преобладание их над эритроцитами характерно для хронического пиедонефрита.
Важным диагностическим признаком хронического пиелонефрита служит бактериурия в сочетании с повышенной лейкоцитурией.
Гломерулонефрит. В настоящее время общепризнанно, что гломерулонефрит представляет собой имунно-воспалительное заболевание.
Острый гломерулонефрит. Чаще всего возникновение этого заболевания связывают со стрептококковой инфекцией. Основными клиническими симптомами заболевания являются отеки, артериальная гипертензия и гематурия, протеинурия, цилиндрурия.
При остром гломерулонефрите наблюдается нарушение и фильтрации, и реабсорбции. Фильтрация при этом снижается (задерживается вода и натрий); реабсорбция натрия, а вместе с ним и воды, повышается. Таким образом, происходит значительная задержка воды и натрия не только в крови, но и в тканях. При этом заболевании наблюдается олигурия, относительная плотность мочи повышается. Высокая концентрация белка (до 30 г/л) сочетается с гематурией.
Степень гематурии может быть различной: от макро- до микро-гематурии (до 10—15 эритроцитов в поле зрения). При микроскопии мочи наблюдают нормальное или несколько повышенное количество лейкоцитов (до 30 в поле зрения). Эритроциты в различном количестве, часто выщелоченные, иногда неизмененные, особенно при выраженной гематурии. Клетки почечного эпителия в различном количестве, в тяжелых случаях — в состоянии жировой дистрофии. Цилиндры (гиалиновые, зернистые, эпителиальные, буропигментированные, эритроцитарные) — в различном количестве.
Хронический гломерулонефрит развивается как неразрешившийся острый нефрит. Болезнь может выступать в качестве осложнения таких заболеваний, как инфекционный эндокардит, диффузные заболевания соединительной ткани, системные васкулиты. Признается развитие хронического гломерулонефрита без предшествующего острого периода — так называемый первично-хронический гломерулонефрит Основными клиническими симптомами заболевания являются отеки, гипертензия, холестери-немия, протеинурия и гематурия, выраженные в различной степени.
Нефротический синдром (НС) представляет собой клинико-лабораторный симптомокомплекс, характеризующийся массивной протеинурией и нарушениями белково-липидного и водно-солевого обмена. Чаще всего возникает на фоне гломерулонефрита и амилоидоза. Клинически нефротический синдром характеризуется отеками, протеинурией, гипопротеинемией, гиперхолестеринемией. При НС наблюдается выраженная ферментурия. Гипопротеинемия — постоянный симптом НС. Общий белок крови может снижаться до 30 г/л и ниже. Наиболее постоянным симптомом НС в периферической крови является резко повышенное СОЭ (до 70—80 мм/ч), что связывают с диспротеинемией.
Моча мутноватая (примесь липидов), олигурия с высокой относительной плотностью. Реакция щелочная, содержание белка высокое (до 50 г/л). Лейкоцитов и эритроцитов в осадке мочи обычно немного. Эритроциты малоизмененные. Эпителиоциты почек находятся преимущественно в стадии жировой дистрофии. Встречаются гиалиновые, зернистые, эпителиальные, жирно-зернистые, восковидные, гиалиново-капельные цилиндры в большом количестве. Эритроцитарные и буропигментированные цилиндры для этого заболевания не характерны.
Острая почечная недостаточность (ОПН) характеризуется быстро нарастающим нарушением водно-электролитного обмена и кислотно-основного баланса. К преренальным причинам, вызывающим ОПН, относят острую кровопотерю, травматический и операционный шок, некоторые тяжелые инфекции, переливание несовместимой по группе крови; к ренальным — отравления тяжелыми металлами, грибами, антибиотиками и др. Постренальные причины включают сдавление и закупорку мочевых путей при почечнокаменной болезни, гипертрофии предстательной железы. Следует помнить, что эти причины не сразу приводят к развитию ОПН, а лишь в запущенных случаях. Поэтому при анурии следует, в первую очередь, исключить обтурацию мочевыводящих путей, а при необходимости — немедленно ее устранить.
Моча при ОПН имеет вид мыльной воды, относительная плотность низкая. Протеинурия в большинстве случаев умеренная. При микроскопии чаще всего обнаруживаются много лейкоцитов, различное количество эритроцитов, вплоть до макрогематурии. Эпителиоциты почек больших размеров, жирно-перерожденные. Наблюдаются широкие цилиндры — гиалиновые, зернистые, буропигментированные, гиалиново-капельные и т.д.
Мочекаменная болезнь. К этиологическим факторам заболевания следует отнести инфекции, нарушения обмена веществ; питания, эндокринные расстройства, климатический фактор, врожденную патологию мочевыводящих путей (стриктуры, перегибы и т.п.).
В основе камнеобразования в мочевых путях лежат нарушение коллоидно-кристаллоидного равновесия и застой (замедление тока) мочи. При кислой реакции мочи наблюдаются камни, состоящие из солей мочевой кислоты, при щелочной — из фосфатов. Оксалаты могут встречаться как в кислой, так и в щелочной среде.
В течении заболевания различают межприступный период и почечную колику. Почечная колика сопровождается гематурией, наблюдается учащенное болезненное мочеиспускание. Выделение мочи уменьшается, вплоть до анурии.
При отсутствии инфекции в мочевыводящих путях моча в межприступном периоде либо нормальная, либо наблюдается микрогематурия. После приступа почечной колики или во время нее в моче обнаруживаются в большем или меньшем количестве эритроциты и белок.
При микроскопии мочи выявляется нормальное или несколько повышенное количество лейкоцитов и эритроцитов. Эритроциты обычно свежие. Клетки переходного эпителия почечных лоханок встречаются раздельно и группами. Могут наблюдаться гиалиновые и зернистые цилиндры и единичные клетки почечного эпителия. Кристаллы солей образуют либо сростки, либо друзы.

3.4.2. исследование крови

Исследование крови является одним из важнейших диагностических методов. Кроветворные органы чрезвычайно чувствительны к различным физиологическим и особенно патологическим воздействиям на организм, поэтому картина крови является тонким отражением этих воздействий.
Общий клинический анализ крови включает определение гемоглобина, количества эритроцитов, лейкоцитов и тромбоцитов, подсчет лейкоцитарной формулы, определение скорости оседания эритроцитов (СОЭ). В лабораторной практике исследуют капиллярную кровь.
Гемоглобин. Основной компонент эритроцитов, благодаря которому осуществляется главная функция крови — перенос кислорода. В норме концентрация гемоглобина в крови собак составляет 120—180 г/л. Увеличение концентрации наблюдается при эритремии и обезвоживании организма, понижение указывает на анемию или может наблюдаться при гипергидратации сосудистого русла.
Эритроциты. Составляют основную массу клеточных элементов крови. В нормальных условиях в крови собак содержится от 5,5 до 8,5 Г/л эритроцитов.
Увеличение количества эритроцитов называют эритроцитозом. Эритроцитозы бывают абсолютные (увеличение количества циркулирующих эритроцитов вследствие усиленного эритропоэза) и относительные (уменьшение объема плазмы — сгущение крови без увеличения эритропоэза). Абсолютные Эритроцитозы бывают первичными (эритремия), но чаще являются вторичными (симптомом некоторых заболеваний сердца и легких).
Уменьшение количества эритроцитов в единице объема крови называют анемией.
При суправитальнои окраске во вновь образованных и поступивших из костного мозга в кровяное русло эритроцитах выявляется гранулоретикулофиламентозная субстанция (ретикулум). Эритроциты с такой субстанцией называют ретикулоцитами. В нормальной крови содержится 0,1—1,5% ретикулоцитов. По количеству ретикулоцитов можно судить об эффективности эритропоэза.
Нормальные эритроциты (нормоциты) имеют диаметр 6,7-7,2 мкм. Изменение величины эритроцитов — анизоцитоз. Эритроциты диаметром менее 6,5 мкм называют микроцитами, более 7,8 мкм — макроцитами. Эритроциты диаметром более 10 мкм называются мегалоцитами. Они обнаруживаются при недостатке в организме цианокобаламина (витамина B12) или фолиевой кислоты. Анизоцитоз является ранним признаком анемии.
Изменение формы эритроцитов — пойкилоцитоз. В отличие от анизоцитоза, он развивается при выраженной анемии и является более неблагоприятным прогностическим признаком.
В зависимости от насыщенности гемоглобином эритроциты могут быть гипер-, нормо- и гипохромными. При выраженном различии в степени окрашиваемое эритроцитов говорят об анизохромии.
К элементам патологической регенерации эритроцитов относятся металобласты, мегалоциты, тельца Жолли, кольца Кебота, базофильная зернистость эритроцитов. Тельца Жолли представляют собой остатки ядра мегалобласта, в периферической крови появляются при некоторых видах анемии, отравлениях гемолитическими ядами. Кольца Кебота — остатки ядерной оболочки. Встречаются при В12- и фолиево-дефицитных анемиях. Базофильная зернистость эритроцитов наблюдается при тяжелых формах анемий и токсических состояниях.
Тромбоциты. Лишенные ядра клетки, образовавшиеся из цитоплазмы и оболочек мегакариоцитов.
В норме количество тромбоцитов составляет 200—500 тыс/мкл.
Тромбоцитопения может быть обусловлена следующими факторами:
— быстрой гибелью тромбоцитов из-за действия на них ауто- и изоиммунных антител (идиопатическая тромбоцитопеническая пурпура, лекарственная иммунная тромбоцитопения);
— повышенной мацерацией в селезенке и системе воротной вены (спленомегалия, цирроз печени и т.д.);
— интенсивной убылью из кровяного русла вследствие диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови;
— нарушением образования тромбоцитов в костном мозге (гипопластическая анемия, острый лейкоз, лучевая болезнь, метастазы опухолей в костный мозг).
Тромбоцитоз (увеличение содержания эритроцитов в периферической крови) наблюдается, например, при обширных травмах, а также некоторых лейкозах.
Лейкоциты. Нейтрофильные гранулоциты составляют основную массу лейкоцитов. Важнейшими функциями нейтрофильных гранулоцитов является способность к фагоцитозу и выработке ряда ферментов, оказывающих бактерицидное действие, а также способность проходить через базальные мембраны, между клетками и перемещаться по основному веществу соединительной ткани.
Фагоцитоз нейтрофильных гранулоцитов является их специфической функцией и в полной мере осуществляется лишь при созревании клеток.
В большинстве случаев лейкоцитоз связан с увеличением числа нейтрофильных гранулоцитов в единице объема крови.
Незначительный нейтрофилез и лейкоцитоз при выраженном сдвиге лейкограммы влево (омоложение нейтрофилов) указывают обычно на легкую форму течения инфекционного или гнойно-воспалительного процесса, чаще всего имеющего органический характер.
Значительный нейтрофилез с гиперлейкоцитозом при резком ядерном сдвиге влево (до метамиелоцитов и миелоцитов) обычно наблюдается в случае тяжелого течения инфекционного процесса (сепсиса, перитонита) при достаточно высокой сопротивляемости организма.
Важнейшим критерием, определяющим тяжесть инфекции и прогноз заболевания, служит степень нейтрофильного сдвига влево. При умеренном сдвиге лейкограммы вправо преобладают зрелые формы, что при инфекционных заболеваниях и воспалительных процессах обычно указывает на благоприятное течение болезни. Однако, выраженный сдвиг лейкограммы вправо может свидетельствовать о нарушениях гемопоэза.
Выраженный нейтрофилез с небольшим лейкоцитозом свидетельствует о тяжелом течении инфекционного процесса при ослабленной сопротивляемости организма.
Нейтропения, как правило, является признаком угнетения функции костного мозга. Она может наблюдаться при вирусных инфекциях, интоксикациях лекарственными средствами, агранулоцитозе. Стойкая нейтропения указывает на органическое поражение костного мозга (аплазию).
Эозинофильные гранулоциты содержатся в периферической крови в небольшом количестве. Основные функции эозинофильных гранулоцитов осуществляются не в кровяном русле, а в тканях. Участие эозинофилов в иммунных реакциях заключается в том, что они предотвращают генерализацию иммунного ответа, ограничивая иммунную реакцию организма местным процессом. Эозинофилия развивается при различных аллергических заболеваниях и синдромах. Участие эозинофильных гранулоцитов в развитии иммунитета при гельминтозах заключается в киллерном эффекте этих клеток, поэтому гиперэозинофилию при гельминтах следует рассматривать как защитную реакцию.
Моноциты — довольно многочисленные клетки периферической крови, обладающие высокой метаболической активностью. Способность моноцитов к самостоятельному амебоидному движению, к фагоцитозу остатков клеток, мелких инородных тел определяет роль этих клеток в компенсаторных и защитных реакциях организма. Моноцитоз наблюдается при воспалительных заболеваниях бактериальной природы и заболеваниях, вызываемых риккетсиями и простейшими.
Лимфоциты являются центральным звеном в специфических иммунологических реакциях как предшественники антителообразуюших клеток и как носители иммунологической памяти. Лимфоцитоз может наблюдаться при многих заболеваниях (лейкозах, лучевой болезни, инфекционных заболеваниях).
Дегенеративные изменения лейкоцитов. Характеризуются отложением в клетках различных эндо- и экзогенных веществ, в результате чего они теряют способность к нормальному функционированию.
Токсическая зернистость нейтрофилов нередко появляется раньше ядерного сдвига. Ее нарастание при гнойно-септических заболеваниях указывает на прогрессирование патологического процесса и возможность неблагоприятного исхода.
Вакуолизация цитоплазмы обнаруживается реже, чем токсогенная зернистость нейтрофилов, но имеет не менее важное диагностическое значение, указывая на тяжесть заболевания или интоксикации. Наиболее характерна вакуолизация для тяжелейших форм сепсиса, абсцессов и острой дистрофии печени.
Скорость оседания эритроцитов (СОЭ). В норме СОЭ — 1—13 мм/час. Изменения СОЭ, отмечаемые в патологии, нередко имеют диагностическое, дифференциально-диагностическое, прогностическое значение и могут служить показателем эффективности терапии. Поскольку скорость оседания эритроцитов зависит в основном от белковых сдвигов в крови, то увеличение СОЭ наблюдается при всех состояниях, сопровождающихся воспалением, деструкцией соединительной ткани, тканевым некрозом, малигнизацией, иммунными нарушениями.
Гематокритное число (Ht) — объемное соотношение форменных элементов крови и плазмы. Дает представление об общем объеме эритроцитов, характеризует степень гемоконцентрации и гемодилюции при различных заболеваниях; является одним из показателей степени выраженности патологического процесса. Особенно этот показатель важен при кровотечениях. Снижение значений этого показателя помогает определить степень кровопотери.
Некоторые заболевания крови
Анемии. Это большая группа различных заболеваний, характеризующихся снижением количества эритроцитов и содержания гемоглобина или одного из этих показателей в единице объема крови. По основному механизму развития их делят на 3 группы.
1. Анемии, связанные с кровопотерей
Острая постгеморрагическая анемия развивается в результате быстрой потери значительного количества крови. Если кровотечение удалось остановить, через 2-3 дня начинается снижение уровня гемоглобина и эритроцитов, главным образом за счет проникновения в кровь тканевой жидкости. В результате этого в первое время после кровопотери анемия носит нормохромный характер.
2. Анемии, связанные с нарушенным кроветворением. Железодефицитная анемия. В результате снижения содержания железа в сыворотке крови, костном мозге и кровяном депо нарушается образование гемоглобина, а в дальнейшем — и эритроцитов, возникает гипохромная анемия, развиваются трофические расстройства в тканях. Наиболее характерным лабораторным признаком является гипохромия эритроцитов. Для этого вида анемии также характерен анизо- и пойкилоцитоз. Содержание ретикулоцитов и тромбоцитов чаще находится в норме, иногда несколько повышено.
Мегалобластные анемии связаны с нарушением синтеза ДНК и РНК при дефиците витамина В12 либо фолиевой кислоты. Изменения в крови характеризуются поражением всех трех ростков кроветворения: анемия, тромбоцито- и нейтропения. Количество ретикулоцитов снижено. Наблюдается гиперхромная окраска эритроцитов (цветовой показатель выше единицы), анизоцитоз и выраженный пойкилоцитоз. Встречаются мегалоциты, тельца Жолли, кольца Кебота
Апластическая анемия развивается вследствие угнетения кроветворения в костном мозге без признаков гемобластоза и характеризуется панцитопениен Она может возникать как следствие приема больших доз цитостатиков, а также после перенесенного острого вирусного гепатита.
3. Анемии, связанные с повышенным кроворазрушением.
К этой группе относят наследственные и приобретенные гемолитические анемии.
Приобретенные гемолитические анемии возникают вследствие ускоренного распада эритроцитов при пироплазмозе, лептоспирозе, воздействии токсических веществ (тяжелых металлов, кислот, органических гемолитических ядов), а также аутоиммунных заболеваний. Характеризуются повышенной концентрацией гемоглобина и билирубина в крови и моче, увеличением размеров селезенки.
Гемобластозы. Так называют группу опухолей, возникших из кроветворных клеток. К ним относят лейкозы, при которых костный мозг повсеместно заселен опухолевыми клетками, гематосаркому (внекостномозговые разрастания бластных клеток), лимфоцитому (опухоль, состоящую из зрелых лимфоцитов, в небольшой степени или совсем не поражающую костный мозг).
Лейкозы подразделяют на острые и хронические.
Группу острых лейкозов объединяет общий признак: субстрат опухоли составляют молодые, так называемые бластные, клетки. Названия разных форм острого лейкоза основаны на наименовании нормальных предшественников опухолевых клеток (лимфобластный, миелобластный, монобластный, миеломонобластный, промиелоцитарный, эритромиелоз, недифференцируемый). Диагноз острого лейкоза может быть установлен только морфологически — по обнаружению несомненно бластных опухолевых клеток в крови и костном мозге.
В группу хронических лейкозов входят дифференцирующиеся опухоли системы крови, основной субстрат которых составляют морфологически зрелые клетки. К хроническим лейкозам относят: миелолейкоз, эритремию, моноцитарный, лимфолейкоз, миеломную болезнь и др.

3.4.3. исследование спинномозговой жидкости

Исследование спинномозговой жидкости позволяет не только выяснить причину, период и особенности заболевания, но и определить эффективность лечения и обосновать исход заболевания.
Цвет. В норме спинномозговая жидкость бесцветна. При патологических состояниях жидкость может окрашиваться.
Ксантохромия — окраска в желтый цвет — может быть застойной и геморрагической. Последняя возникает при попадании в ликвор эритроцитов, гемоглобин которых превращается в билирубин и обуславливает желтое окрашивание.
Зеленовато-желтый цвет наблюдается при гнойном менингите, прорыве абсцесса в подпаутинное пространство или желудочки мозга и обусловлен наличием большого количества лейкоцитов.
Сероватый или серовато-розовый цвет может наблюдаться при наличии небольшого количества эритроцитов (вследствие попадания крови во время пункции или кровоизлияния в подпаутинное пространство).
Прозрачность. В норме ликвор прозрачный. Помутнение наблюдается при патологических состояниях и может быть обусловлено присутствием эритроцитов, лейкоцитов или большого количества микроорганизмов.
Белок. В норме в спинномозговой жидкости содержится 0,1-0,25 г/л белка. Уменьшение или увеличение уровня белка указывает на патологический процесс.
Цитоз. В норме количество клеток (лимфоцитов) в 1 мкл спинномозговой жидкости составляет 0—4. При менингите, абсцессе и опухолях мозга количество клеток в спинномозговой жидкости увеличивается.
Изменения в спинномозговой жидкости при заболеваниях центральной нервной системы
Гнойный менингит. На второй-третий день заболевания появляется плеоцитоз, иногда настолько выраженный, что количество клеток не поддается подсчету; спинномозговая жидкость имеет вид гноя. В разгар заболевания преобладают нейтрофильные гранулоциты, при выздоровлении появляются лимфоциты и плазматические клетки. Резко повышается содержание белка (иногда до 3 г/л). При сочетании высокого уровня белка с низким плеоцитозом прогноз считается неблагоприятным.
Серозный менингит. Характерна бесцветная спинномозговая жидкость с невысоким плеоцитозом за счет лимфоцитов, умеренно повышенным содержанием белка. При вирусном менингите наряду с лимфоцитами в ликворе обнаруживается значительное количество плазматических клеток. Микрофлора не выявляется.
Энцефалит. Зачастую, ликвор прозрачный при умеренном цитозе (40—60 клеток в мкл) за счет лимфоцитов Содержание белка в норме или слегка повышено. При вирусной инфекции преобладают мононуклеары (65—70% лимфоцитов и лимфоидных клеток, а на долю полинуклеаров приходится 6—10%).

3.5. операционный риск

Определение операционного риска перед операцией дает возможность анестезиологу оценить свои возможности перед проведением наркоза, предпринять все необходимые меры по коррекции функциональных нарушений органов и систем больного животного и, что немаловажно, провести деонтологическую работу с владельцами животного, реально оценив состояние их питомца, перспективы дальнейшего развития заболевания, возможные осложнения и т.д.
Факторы операционного риска разнообразны, зависят от функционального состояния органов и систем, объема операции, возраста. Нами предложен подход, согласно которому эти факторы оцениваются в баллах, а их сумма определяет степень операционного риска (см. табл.8).

Таблица 8

Ориентировочная градация факторов, определяющих степень операционного риска

Объем операции Балл Хирургическая патология Балл Сопутствующие заболевания Балл Возраст Балл (Общий балл*
Малый (грыжесечение. вскрытие гнойников) 1 Невыраженная (грыжа, доброкач. опухоль, плановая овариогистероэктомия) 1 Функциональные заболевания 1 Молодой и средний 6 мес. — 5 лет 0 3
Средний (лапаротомия, энтеротомия, металлоостеосинтез) 2 Острая неосложненная (гнойник, перелом костей, раны проникающие без повреждения органов) 2 Органические и функциональные заболевания (МКБ, миокардоз, хронический гепатит) 2 Переходный 6—8лет
Пожилой 9—10 лет 1
2 7
8
Значительный (резекция кишки, желудка, овариогистеерэктомия при беременности, пиометре) 3 Осложненная (острая кишечная непроходимость с электролитными нарушениями, заворот желудка, политравма) 3 Органические заболевания с декомпенсацией 3 Старческий свыше 10 лет
Ювенильный 1—6 мес. 3 12



* I степень риска (незначительная): 2-3 балла; II степень (выраженная): 4-5 баллов; III степень (значительная): 6-7 баллов; IV степень (высокая): 8-9 баллов; V степень (крайняя): 10-12 баллов.
Представленная градация в достаточной мере условна, т.к. практически невозможно учесть все факторы при определении степени операционного риска.


--------------
Выезд на дом +7 (926) 180-3469  Цены: http://veterinars.ru/Page_Price.htm
Отзывы о работе: http://veterinars.ru/gb/
И я не консультирую в "Личные сообщения"! Личные сообщения для ЛИЧНЫХ сообщений!!!
наверх
Profile PM WEB ICQ 
Сергей Нет на форуме
Doc
Персональный Аватар участника Ветеринары.ру
Мужик какой то


Группа:
Super Administrators
Сообщений: 28567
Дата регистрации:
января 2005

Москва, Сокольники.
Пост Отправлено: 20 июня 2008, 11:29 QUOTE

Глава 4. виды анестезии

4.1. местная анестезия

Местная анестезия — это обратимая утрата болевой чувствительности тканей на ограниченных участках тела. Достигается вследствие прекращения проведения импульсов по чувствительным нервным волокнам или блокады рецепторов. (Перед проведением местной анестезии настоятельно рекомендуем проводить внутрикожную пробу для определения чувствительности животного к вводимому анестетику, во избежание аллергических реакций и анафилактического шока. При повышенной чувствительности к анестетику от использования последнего следует отказаться и заменить его другим или прибегнуть к общей анестезии.)
Местная анестезия подразделяется на 8 видов. Это следующие:
1. Терминальная.
2. Инфильтрационная.
3. Регионарная:
• паравертебральная;
• межреберная;
• стволовая;
• сакральная;
• анестезия челюстной области.
4. Спинномозговая (субарахноидальная).
5. Перидуральная (эпидуральная).
6. Внутрикостная.
7. Внутривенная регионарная.
8. Анестезия поперечного сечения.
Состояние местной анестезии достигается введением местных анестетиков, описанных выше. Для продления местной анестезии, уменьшения артериального кровотечения при оперативном вмешательстве в раствор анестетика рекомендуется добавлять адреналин (2—5 капель 0,1% раствора на 100 мл раствора новокаина — для инфильтрационной анестезии; 1 капля на 1 мл раствора новокаина или тримекаина — для терминальной анестезии). Адреналин можно заменить эфедрином (1 капля 5% раствора на 5 мл анестезирующего раствора — для терминальной анестезии). Адреналин и эфедрин можно добавлять в анестетик только непосредственно перед самой операцией.
Терминальная анестезия — "анестезия поверхности органов" (Бунятян А. А., 1982) достигается при непосредственном контакте анестезирующего агента с тканью органа. Распыление хлорэтила на поверхности кожи вызывает значительное охлаждение обработанного участка кожи и потерю болевой чувствительности, что дает возможность вскрыть мелкие гнойники, гематомы. Но провести полноценную хирургическую обработку при этом виде анестезии практически невозможно. Терминальная анестезия применяется в офтальмологической, стоматологической, урологической практике. Достигается путем смазывания поверхностей слизистых, закапыванием анестетика в конъюнктивальный мешок или уретру. У агрессивных животных терминальную анестезию следует предварять введением седативных препаратов. Для этого вида анестезии используются 1—3% раствор кокаина, 0,25—2% раствор дикаина, 1-2% раствор лидокаина, ксилокаина, 1—5% раствор тримекаина и т.д.
Инфильтрационная анестезия — позволяет проводить даже большие по объему операции. Для этой цели используется метод "ползучего инфильтрата" по А.В.Вишневскому. Этот метод базируется на анатомических особенностях строения организма животного, обусловленных "футлярным принципом" (Пирогов Н.И.). В самом общем виде метод заключается в послойном, постепенном ннфильтрировании тканей раствором местного анестетика, которое сменяется разрезом, после чего вновь производится инфильтрация тканей 0,25% раствором новокаина, окружающих орган, подлежащий оперативному вмешательству.
При полостных операциях 0,25% новокаин вводится внутрикожно до образования "лимонной корочки", затем подкожно. После разреза таким же образом инфильтрируются апоневроз и фасциальные вместилища прямых мышц живота, затем, после разреза, новокаин вводится в предбрюшинное пространство; затем, после лапаротомии — в корень брыжейки, что обеспечивает образование массивного центрального инфильтрата и продвижение его в соответствующий отдел брюшины. При операциях на почке, например, новокаин вводится между листками почечной фасции и т.д. Этот метод относительно безопасен и может применяться у ослабленных, старых животных. Но перед проведением подобной анестезии требуется премедикация седативными препаратами.
При необходимости проведения небольших по объему оперативных вмешательств (удаление доброкачественных опухолей, хирургическая обработка ран, вскрытие гнойников, бурсэктомия), у спокойных животных можно использовать инфильтрационную анестезию из четырех точек (Рис. 1 а, б, в, г). Для этого кожа в месте предполагаемого разреза инфильтрируется до образования "лимонной корочки" 0,5% раствором новокаина, затем анестетик вводится в подкожную клетчатку более глубоким введением иглы, после чего клетчатка вокруг операционной области инфильтрируется новокаином из четырех точек с введением его под объект оперативного вмешательства.
При такой анестезии в процессе хирургической обработки раны нельзя вводить анестетик через поврежденные ткани во избежание распространения микроорганизмов в смежные области.
Регионарная анестезия — достигается введением анестетиков в область крупных нервных стволов, сплетений или корешков спинного мозга, что позволяет добиться снижения болевой чувствительности в топографической области, соответствующей зоне иннервации блокируемого нервного ствола или сплетения.
Паравертебральная блокада — применяется при люмбаго, обострении хронических радикулитов, ушибах и переломах позвоночника. Игла вводится в точке, расположенной на 1-1,5 см латеральное остистого отростка, перпендикулярно коже на глубину до поперечного отростка (Рис.2). (У различных по размеру животных это расстояние будет разным.) Затем ее слегка извлекают и направляют на 0,5-1 см над верхним краем поперечного отростка и вводят 5—10 мл 0,5—2% раствора новокаина. Для лечения радикулитов в этом же шприце вводят 100—250 мкг витамина В12 и 10—15 мг преднизолона. Как правило, достаточно одной манипуляции, проведенной с обеих сторон от остистого отростка, но иногда требуется двух-трех-кратное повторение блокады с интервалом в 1-2 дня.
Межреберная блокада — заключается во введении анестезирующего вещества у углов ребер, где межреберные нервы расположены поверхностно. Иглу вкалывают на глубину 1—3 см в зависимости от массы животного по переднему краю нижележащего ребра (Рис.3) и вводят 5—15 мл 0,5% раствора новокаина. Эту блокаду проводят при переломах ребер, ушибах грудной клетки, межреберной невралгии, при плевропневмонии. При переломах ребер возможно введение анестетика непосредственно в область перелома. Техника выполнения блокады идентична описанной выше.
Стволовая анестезия — чаще всего используется при оперативных вмешательствах на конечностях а также при транспортировке и закрытой репозиции переломов конечностей у животных. Анестетик вводят непосредственно к нерву, иннервирующему соответствующую область, представляющую интерес для хирурга.
Для блокады седалищного нерва игла вводится перпендикулярно поверхности кожи по задней поверхности бедренной кости под трохантером на 1-2 см каудальнее в месте пересечения последнего под m. semimeinbranosus на глубину 2—4 см в зависимости от массы животного и инъецируется 2—5 мл 1-2% раствора новокаина. Анестезия наступает через 10—15 мин. Одновременно необходимо заблокировать нервную импульсацию n. femoralis. Для этого игла аналогичным образом вводится на 3-4 см проксимальнее большого вертела бедренной кости на глубину 2-3 см (Рис.4).
Рис. 4. Схема топографоанатомического расположения седалищного и бедренного нервов. 1 — ilium; 2 — trochanter major; 3 — n ischiadicus; 4 — tuber ischiadicum; 5 — femor; 6 — n.femoralis; 7 — a.v circumflexa femoris lateralis.
Для анестезии предплечья и лапы передней конечности анестетик вводится с внутренней поверхности между m. brachialis и m. triceps на 1-2 см выше локтевого сустава. Для блокады плечевого сплетения анестетик вводится со стороны подмышечной впадины на 1-2 см каудальнее внутренней поверхности головки плечевой кости (Рис.5) на границе пересечения m. tensor fasciae latae и m. vastus lateralis.
Рис.5. Схема проведения стволовой анестезии плечевого сплетения. 1 — головка плечевой кости; 2 — тело лопатки; 3 — v.jugularis extema; 4 — точка введения анесте-тика; 5 — плечевое сплетение; 6 — m pectoralis profundus.
Стволовой анестезии n.femoralis можно добиться вводя анестетик по переднему краю бедренной кости ниже на 2—4 см верхнего края trochanter major.
Для вагосимпатической блокады анестетик вводится между поперечным отростком атланта и краем затылочной кости. Игла вводится на глубину 4—6 см по направлению к противоположному уху (рис.6). Продвижению иглы должно предшествовать введение небольших порций анестетика. После этого вводится 5—10 мл 0,5% новокаина с антибиотиком. Об успешном проведении блокады свидетельствует усиленное облизывание, энофтальм. Эти явления проходят в течение 2-3 МИН. Показанием к проведению этой блокады являются отиты различной этиологии; а также воспалительные процессы наружного и внутреннего уха.
Обезболивание ушной раковины у собаки
Иннервация. Источниками иннервации являются V, VII, Х пары черепномозговых, а также I, II пары шейных нервов.
От нижнечелюстной ветви тройничного нерва к ушной раковине отделяется n.auriculo-temporalis (n. temporalis superficialis), разделяющийся на ram.auricularis и ram.temporalis. Первый из них покрыт околоушной железой, направляется к ушной раковине и связывается с n.auricularis anterior. Он является чувствительным нервом, иннервируя кожу на краниомедиальнои поверхности ушной раковины.
От лицевого нерва под околоушной железой отходит n. auricularis posterior, который разветвляясь на 3—5 ветвей, снабжает кожу каудальной поверхности ушной раковины и анастомозирует с n.occipitalis magnus (ветвь второго шейного нерва). От лицевого нерва под околоушной железой отделяется ветвь n.auricularis intemus, которая через отверстие ушной раковины выходит на внутреннюю поверхность железы и там разветвляется. Ответвление этого нерва — ram.zigumaticotemporalis дает, в свою очередь, веточку к ушной раковине n.auricularis anterior.
От блуждающего нерва из ganglion jugulare отходит ушная ветвь, которая, проходя через среднее ухо, дает волокна к n.facialis, выходит с ним из for.stylomastoideum, идет в наружный слуховой проход вверх и снабжает кожу внутренней поверхности слухового прохода и ушной раковины.
От второго шейного нерва отделяются две большие ветви: n.auricularis magnus et n.occipitalis magnus, снабжающие кожу каудальнои поверхности ушной раковины.
Как следует из вышесказанного, нервные ветви в форме сплетения окружают основание ушной раковины спереди, сбоку и сзади. Они доступны для местной анестезии. Обезболивание этих ветвей может быть осуществлено или путем циркулярной инфильтрации, или образованием новокаинового депо, с учетом направления главнейших нервов и расположения их сплетений.
Инфильтрационная анестезия состоит в. циркулярной инфильтрации у основания ушной раковины 0,5% раствором новокаина; инъецируют до 20 мл раствора.
Этим методом нельзя блокировать n.auricularis interims, поскольку он покрыт околоушной железой и находится вне досягаемости раствора анестетика
Бесспорным преимуществом обладает проводниковая анестезия, фактически осуществляемая из одной точки укола.
Проводниковая анестезия по Жемайтису. Ушную раковину слегка оттягивают в дорзолатеральном направлении, захватив у основания указательным и большим пальцами левой руки. Этими же пальцами находят на основании раковины околоушную железу. Затем указательным пальцем нащупывают верхний край железы против основания ушной раковины и вводят иглу на глубину 0,5 см под железу. После депонирования 2-3 мл 2% раствора новокаина иглу извлекают с таким расчетом, чтобы ее кончик остался под кожей; далее иглу продвигают подкожно по направлению к заднему краю ушной раковины и вновь вводят 3-4 мл (сзади ушной раковины). Наконец, третье депо создают под кожей спереди основания ушной раковины (Рис.7).
Рис. 7. Схематическое изображение обезболивания ушной раковины. I — zygomatic arch; 2 — r.zygomaticus; 3 — parotid salivary gland; 4 — n.auriculopalpebralis; 5 — internal acoustic meatus; 6 — external acoustic meatus et concha; 7 — v.et n.auricularis caudalis; 8 — r.r.colli; 9 — v.maxillaris; 10 — n.n.auricularis magnus et transversus colli; II — v.lmguofacialis; 12 — mandiblilar salivaly gland; 13 — места введения анестетика (обозначены заштрихованными кругами).
Аурикулопальпебральная блокада проводится следующим образом: игла вводится перпендикулярно поверхности субфасциально в месте пересечения скуловой дуги и верхнего края околоушной слюнной железы.
Сакральная анестезия — является разновидностью паравертебральной и используется для небольших по объему операций на тазовых органах, прямой кишке, хвосте. Анестетик вводится в hiatus sacralis в объеме 10—20 мл 0,5-1% раствора новокаина с двух сторон (рис.8).
Рис.8. Схематическое изображение проведения сакральной анестезии. - hiatus sacralis; 2 — lumbosacral junction; 3 — lumbar vertebra VII; 4 — sacrum.
Пресакральная анестезия — может использоваться как вариант сакральной для небольших операций на прямой кишке, параанальной области, промежности, хвосте. Анестетик вводится в точку, расположенную между основанием хвоста и перианальной нишей посередине на глубину 5—10 см (рис.9). Введению иглы предпосылается анестетик и в конце «водится 20—50 мл 0,5% раствора новокаина.
Рис.9. Схематическое изображение проведения пресакральной анестезии 1 — sacrum; 2 — место введения анестетика; 3 — rectum; 4 — n.n.sacrales, isehiadicus; 5 — pelvis.
Анестезия челюстной области. Для обезболивания стоматологических вмешательств также может применяться регионарный блок. Обычно используется 1-2% раствор новокаина, тримекаина, лидокаина, ксилокаина. Места введения анестетика приведены на рис. 10.
Рис.10. Схематическое изображение введения анестетиков при проведении стоматологических вмешательств. 1, 2 — n. infraorbitalis; 3, 4 — n. alveolaris mandibularis, 5 — n.mentalis
Спинномозговая анестезия (субарахноидальная) — достигается введением раствора анестетика в субарахноидальное пространство после прокола твердой мозговой оболочки в каудальной части поясничного отдела позвоночника, т.к. здесь спинной мозг представлен так называемым конским хвостом (cauda equina), состоящим из мозгового конуса, конечной нити и нервов — крестцовых и хвостовых (Хромов Б.М., 1972), что позволяет избежать травмирования спинного мозга (Рис. 11).
Рис.11. Схематическое изображение анатомического расположения "конского хвоста" (cauda equina). 1 — ilium; 2 — sacrum; 3 — cauda equioa; 4 — medulla spinalis.
Для проведения спинномозговой анестезии используют специальную иглу с мандреном, срез которого совпадает со срезом иглы. Животные должны находиться в положении "на боку". При этом необходимо согнуть позвоночный столб в поясничном отделе (прижать тазовые конечности к животу), что позволяет расширить промежутки между остистыми отростками позвонков и тем самым облегчить проведение спинномозговой анестезии. Игла вводится перпендикулярно коже между остистыми отростками L6—L7 или L5—L6 на глубину, которая зависит от массы и размеров животного (собаке до 10 кг — до 3 см). Перед введением спинномозговой иглы сначала проводится анестезия кожи и межостистой связки. Игла вводится до тех пор, пока появится ощущение плотного препятствия, которым является желтая связка. После ее прокола появляется ощущение легкопроходимой субстанции (перидуральное пространство), затем вновь появляется ощущение препятствия — твердая мозговая оболочка. После ее прокола и удаления мандрена из иглы вытекает прозрачная спинномозговая жидкость, которая выделяется сначала струёй, а затем — каплями (Рис.12). В субарахноидальное пространство вводят 0,4-0,8 мл 1% раствора совкаина, до 2 мл 1% раствора дикаина, до 3 мл 5% раствора новокаина. Марек Закиевич (1994) рекомендует вводить 1-2% раствор новокаина из расчета 0,2 мл на кг массы тела. Анестетик быстро связывается с нервными корешками, и наступает анестезия всей части тела, располагающейся ниже места пункции. Длительность анестезии — от 40 мин. до 2,5 ч, в зависимости от используемого анестетика. Если собака теряет опору, это свидетельствует о правильно выполненной анестезии. Такая техника выполнения анестезии возможна только у спокойных, флегматичных животных. У беспокойных животных, мелких собак, кошек спинномозговую анестезию можно проводить в положении животного на боку, после предварительного введения седативных средств.
Этот вид анестезии позволяет проводить операции на органах брюшной полости, таза, нижних конечностях. Недостатками метода являются: развитие в некоторых случаях артериальной гипотензии, задержка мочи на некоторое время, болевой синдром (при случайном ранении иглой спинномозгового корешка), остановка дыхания (при этом осложнении необходима интубация трахеи и проведение искусственной вентиляции легких. При выраженной гипотензии необходимо перелить плазмозамещающие растворы, ввести внутримышечно эфедрин или мезатон).
Перидуральная анестезия — основана на блокаде спинномозговых нервов и их корешков раствором местного анестетика, введенного в перидуральное пространство. Может быть использована при различных операциях на органах брюшной полости, полости таза, конечностях, как компонент обезболивания в торакальной хирургии. Этот вид анестезии показан у животных с высокой степенью операционного риска (противопоказан при хронической гиповолемии). Для проведения этого вида анестезии требуются иглы с мандреном и коротким срезом длиной б—8 см, толщиной 1 мм и иглы с боковым расположением среза (Рис.13).
Рис. 13. Строение инъекционных игл для проведения перидуральной анестезии. 1 — обычная игла; 2 — игла с коротким срезом и мандреном; 3 — игла Туохи с боковым расположением среза для введения в перидуральное пространство катетера.
Для перидуральной анестезии используют 1-2% раствор ксилокаина, лидокаина, 1-2% раствор тримекаина, 0,3% раствор дикаина. Количество анестетика колеблется от 5 до 10 мл. Сначала вводят 1/4 дозы ("тест-доза"), а затем через 5 мин. — остальное количество. Обезболивание наступает через 15—20 мин. и длится от 1,5 до 6 часов. Для продления анестезирующего действия анестетик смешивают с кровью больного животного. Для длительного анестезирующего эффекта используют введение катетера в перидуральное пространство при помощи иглы с боковым отверстием и постоянное или фракционное введение анестетика. Катетер в перидуральном пространстве может находиться до нескольких суток. Техника выполнения перидуральной анестезии такая же, как и при спинномозговой анестезии, но игла вводится только в перидуральное пространство, дальше не продвигается, истечения ликвора после удаления мандрена не отмечается (рис.14).
Рис. 14. Схематическое изображение проведения перидуральной анестезии. 1 — lig. flavum; 2 — перидуральное пространство и место введения анестетика; 3 — твердая мозговая оболочка; 4 — спинной мозг, 5 — тело позвонка.
Преимуществом перидуральной анестезии является эффективность действия, возможность проведения ее на любом уровне спинного мозга, возможность использования у животных с высокой степенью анестезиологического риска.
Следует подчеркнуть, что, из-за особенностей анатомического строения позвоночника у животного, этот вид анестезии достаточно сложен в техническом исполнении и требует от анестезиолога определенных навыков; необходимо также досконально изучить особенности строения позвонков в различных отделах позвоночника.
Могут наблюдаться тяжелые осложнения в виде расстройства дыхания и кровообращения. Эти расстройства наблюдаются, как правило, при нераспознанном проколе твердой мозговой оболочки и субдуральном введении анестетика; при передозировке последнего. Лечение принципиально не отличается от такового при осложнениях спинномозговой анестезии.
Внутрикостная анестезия — может быть использована для операций на конечностях. С этой целью конечности придают возвышенное положение, у основания накладывают жгут до исчезновения пульса на периферических артериях. После анестезии кожи и подкожной клетчатки толстой иглой с мандреном вращательными движениями продвигают иглу через корковое вещество кости на глубину 1,0-1,5 см в губчатое вещество. Проколы осуществляют в зависимости от области оперативного вмешательства, но иглу вкалывают в эпифизарную часть кости (мыщелки бедренной кости, в лодыжки, в эпифиз лучевой кости, в локтевой отросток). Анестезирующий эффект наступает через 15—20 мин. после введения 20—100 мл 0,5% раствора новокаина и держится до снятия жгута. Для закрытой репозиции костных обломков может быть использовано введение 1-2% раствора новокаина непосредственно в гематому, образовавшуюся в области перелома (Рис.15). Контролем правильного введения иглы будет появление крови в шприце. Обезболивание наступает через 10—15 мин.
Рис.15. Схема локального обезболивания переломов конечностей. 1 — гематомы в местах переломов и точки введения анестетиков.
Внутривенная регионарная анестезия — применяется для операций на конечностях до верхней трети плеча или бедра. Основана на проникновении анестетика через капилляры и блокировании сначала окончаний, а затем стволов нервов. Обязательно должно быть достигнуто обескровливание конечности и изоляция ее сосудистой сети от общей циркуляции. Сначала на конечность накладывается жгут, после чего анестетик вводится внутриартериально (обезболивание наступает через 2-3 мин.) или внутривенно (обезболивание наступает через 20—30 мин.), в количестве 40—100 мл 0,5% раствора новокаина в зависимости от размеров животного. Обезболивающий эффект наблюдается до снятия жгута. После этого необходимо промыть сосудистое русло изотоническим раствором натрия хлорида в объеме вдвое меньшем, чем объем анестетика.
Блокада поперечного сечения — применяется для транспортного обезболивания при переломах конечностей, а также как один из компонентов противошоковой терапии. Основным принципом этой блокады является введение анестетика в фасциальные футляры конечностей выше места перелома. Игла вводится из двух точек: в переднюю и заднюю группу мышц. Длинной иглой (сообразно размерам животного) прокалывается кожа и подлежащие мышцы до кости. Затем игла оттягивается назад на 0,5-1 см и вводится 0,5% раствор новокаина от 20 до 100 мл в зависимости от величины мышечной массы (Рис.16).
Рис.16. Схематическое изображение проведения блокады поперечного сечения. 1 — линия поперечного сечения бедра; 2—tn.vastus;3—nirectus femons; 4—m.sartorius; 5 —femur, 6 — m.biceps femons; 7 — m.adductor. 8 — rn.semimem-branosus; 9 — m.semitendmosus; 10 — m-gracilis; 11 — фасциальные футляры бедра.
4.2 общая анестезия
4.2.1. ингаляционный наркоз.
Этот вид наркоза основан на введении в организм анестетиков в виде пара или газа через дыхательные пути. Насыщение организма анестетиками происходит благодаря диффузии их через альвеолы и зависит от концентрации, вида анестетиков, растворимости их в крови и тканях, состояния кровообращения и дыхательной системы. Ингаляционный наркоз более управляем, чем другие виды анестезии, характеризуется более или менее выраженными фазами наркоза, о чем говорилось выше (см. Гл.2). Ингаляционный наркоз проводится по открытому, полуоткрытому, полузакрытому или по закрытому контурам. Вид контура определяется по выходу анестетика в атмосферу.
При проведении наркоза по открытому контуру ингаляционный анестетик вводится в легкие животного вместе с атмосферным воздухом. Выдох осуществляется в атмосферу (наркоз маской Эсмарха).
Полуоткрытый контур предполагает введение газонаркотической смеси в легкие из наркозного аппарата. Выдох производится в атмосферу.
При полузакрытом контуре часть газов возвращается в наркозный аппарат и используется повторно. Избыток газов сбрасывается в атмосферу.
При закрытом контуре выдох газонаркотической смеси осуществляется только через наркозный аппарат.
Полузакрытый и закрытый контуры требуют обязательного использования поглотителя (адсорбера) углекислого газа, т.к. в противном случае развивается гиперкапния.
Отрицательные моменты проведения наркоза по первым двум контурам заключаются в большом расходе ингаляционных анестетиков, присутствии газонаркотических анестетиков в операционной, что оказывает отрицательное воздействие на медперсонал, приводит к возникновению пожаро- и взрывоопасной ситуации. Полузакрытый и закрытый контуры проведения наркоза лишены этих отрицательных моментов, но требуют дополнительного технического оборудования.
В ветеринарной практике чаще используются первые два способа проведения наркоза, т.к. они сравнительно просты, а концентрация наркотических веществ в операционном зале достаточно низкая, т.к. для мелких животных требуются сравнительно небольшие дозы ингаляционных анестетиков.

4.2.2. неингаляционный наркоз.

Основным способом ведения этого наркоза является внутривенный. Значительно реже применяют внутримышечный, внутрикостный, прямокишечный способы введения анестетика. Обычно применяется какой-либо один из анестетиков: кетамин, ксилазин, оксибутират натрия, барбитураты. Этот вид анестезии имеет свои преимущества, т.к. может быть использован практически в любых условиях, не требует дополнительной громоздкой аппаратуры, сравнительно хорошо переносится животными. Методики проведения этого вида наркоза описаны в Гл.2. К недостаткам этой анестезии относится плохая управляемость (особенно при внутримышечном, внутриплевральном или внутрибрюшинном введении анестетиков), возможность развития кардиальных и дыхательных осложнений через несколько часов после проведения наркоза. Применение этого вида обезболивания сопряжено с большим риском, особенно у ослабленных, старых животных, при длительных операциях.

4.2.3. комбинированные методы общей анестезин.

Этот вид анестезии заключается в комбинировании нескольких анестетиков (как ингаляционных, так и неингаляционных), что значительно снижает токсичность каждого вещества в отдельности, но приводит к потенцированию воздействия лекарственных препаратов.
Комбинированный метод общей анестезии наиболее безопасен, а потому и предпочтителен на современном этапе развития анестезиологии. В комбинированной анестезии в обязательном порядке должны наличествовать следующие компоненты: сон, анальгезия и мышечная релаксация, нейровегетативная блокада, адекватные легочная вентиляция и гемодинамика.
При проведении этого вида анестезии необходимо помнить, что наркотические препараты, потенцируя действие друг друга, могут вызвать судорожную активность, а увеличение их дозы приводит к неуправляемому наркозу. Поэтому первый и второй компоненты комбинированной анестезии получают с помощью общих анестетиков, доводя наркоз до III стадии, а затем применяют наркотические анальгетики. Примером такой анестезии может служить общая анестезия фторотаном и закисью азота с последующим добавлением по ходу операции фентанила или промедола. Релаксации добиваются введением мышечных релаксантов.
При длительных, обширных операциях, комбинированная анестезия должна включать и еще один компонент — антигипоксический. Этого эффекта достигают, используя различные антиоксиданты — оксибутират натрия, седуксен, релаксанты, кетамин.
При проведении комбинированного наркоза следует помнить, что с повышением степени операционного риска необходимо снижать количество наркотических препаратов, отдавая при этом предпочтение средствам с более выраженными антигипоксантными свойствами: оксибутирату натрия, седуксену и др.
Одним из видов комбинированной анестезии является нейролептанальгезия (НЛА), при которой возникает особое состояние организма — нейролепсия. При этом снижается двигательная, психическая активность, наступает состояние безразличия вплоть до каталепсии. НЛА показана при длительных травматичных операциях, особенно у ослабленных животных. Короткие операции (менее 30 мин), беременность, большая невосполненная кровопотеря, судороги являются противопоказанием для проведения этого вида анестезии.


--------------
Выезд на дом +7 (926) 180-3469  Цены: http://veterinars.ru/Page_Price.htm
Отзывы о работе: http://veterinars.ru/gb/
И я не консультирую в "Личные сообщения"! Личные сообщения для ЛИЧНЫХ сообщений!!!
наверх
Profile PM WEB ICQ 
Сергей Нет на форуме
Doc
Персональный Аватар участника Ветеринары.ру
Мужик какой то


Группа:
Super Administrators
Сообщений: 28567
Дата регистрации:
января 2005

Москва, Сокольники.
Пост Отправлено: 20 июня 2008, 11:31 QUOTE

Глава 5. техника и клиника общей анестезии

5.1. выбор вида анестезии

Выбор вида анестезии зависит от возраста и общего состояния больного животного, объема оперативного вмешательства, технических возможностей клиники (наличие наркозной аппаратуры, медикаментозное обеспечение и т.д.), квалификации врача.
Возраст животного имеет очень важное значение, т.к. у щенков и котят повышены обменные процессы, относительно большая поверхность кожных покровов, несовершенная терморегуляция, легко ранимая слизистая дыхательных путей, повышены потребление кислорода и сопротивление дыхательных путей, что заставляет работать дыхательную систему практически "на пределе". Печень и мочевыделительная система функционально не развиты, поэтому существует реальная опасность передозировки наркотических препаратов. У животных старческого возраста, наоборот, обменные процессы снижены, отмечаются возрастные функциональные и органические изменения со стороны всех органов и систем; как правило, имеется поражение сердечно-сосудистой, дыхательной систем, печеночно-почечная недостаточность, что делает реальной угрозу гибели животного во время проведения анестезии или в ближайшем посленаркозном периоде. Необходимо учитывать общее состояние животного, функциональные возможности органов и систем. При нарушениях обменных процессов, функции печени, почек, по возможности, необходимо отдать предпочтение местным видам анестезии. Небольшие операции на конечностях (особенно при наличии сопутствующих заболеваний) лучше проводить под проводниковой, внутрикостной или внутривенной регионарной анестезией. Операции на органах таза, нижних отделах брюшной полости можно проводить с использованием спинномозговой анестезии. Под общей анестезией необходимо оперировать органы грудной клетки, верхних отделов живота, тяжелые костные повреждения (переломы таза, бедра, плеча).
Проведению любой анестезии в обязательном порядке должна предшествовать премедикация.

5.2. премедикация

Основными задачами премедикации являются: седативный и потенцирующий эффекты, торможение нежелательных рефлекторных реакций, подавление секреции слизистой оболочки дыхательных путей, а также желудка.
Седативного эффекта можно добиться путем использования 1-2 таблеток аминазина, нембутала, люминала накануне операции. Если операция проводится в экстренном порядке, животному можно ввести дроперидол, аминазин, седуксен, реланиум, триоксазин. Введением этих препаратов достигается и потенцирующий эффект. Для торможения нежелательных рефлекторных реакций и для уменьшения секреции слизистых оболочек дыхательных путей применяется атропин. Премедикация выполняется за 15—40 минут до проведения наркоза.

5.3. проведение наркоза

Собственно проведение наркоза складывается из 4-х периодов, особенности которых описаны ниже.

5.3.1. Введение в наркоз — выключение сознания и достижение необходимой глубины наркоза для выполнения эндотрахеальной интубации или начала операции (если применяется внутривенная анестезия). Введение в наркоз может быть произведено при сохраненном спонтанном дыхании с последующей интубацией. Этот период наркоза является самым опасным и ответственным для анестезиолога, т.к. именно в это время чаще всего возникают различные осложнения: рвота, регургитация, ларинго- и бронхиолоспазм, аритмия и т.д. Чаще всего для введения в наркоз пользуются барбитуратами: гексеналом, тиопенталом натрия. После внутривенного введения этих препаратов возможна интубация трахеи. Следует помнить, что барбитураты оказывают угнетающее действие на дыхание и сердечную активность, обладают слабым анальгетическим действием.

5.3.2. Поддержание наркоза. Общий принцип этого периода наркоза заключается в адекватной защите организма от операционной травмы. В этот период используются анальгетики, наркотические препараты, миоре-лаксанты, искусственная вентиляция легких, вазоактивные и кардиотропные препараты, растворы, позволяющие проводить коррекцию нарушений водно-электролитного и кислотно-основного состояний, поддерживать объем циркулирующей крови на необходимом уровне. Выбор анестетиков и арсенала необходимых медикаментов зависит от конкретной ситуации, общего состояния больного животного и объема оперативного вмешательства.

5.3.3. Окончание наркоза. Этот период начинается до завершения операции и согласовывается анестезиологом и хирургом. Как правило, хирург предупреждает анестезиолога о возможном окончании операции за 15—20 мин. Это дает возможность анестезиологу постепенно исключать из анестезии определенные компоненты с тем, чтобы с наложением последнего шва на кожу были наиболее полно восстановлены все показатели гомеостаза (дыхание, объем циркулирующей крови, кислотно-основное состояние, сердечно-сосудистая деятельность, артериальное давление и т.д.). Если для анестезии использовались анестетики, быстро выделяющиеся из организма (закись азота, фторотан) подачу его прекращают в момент наложения последнего шва; если анестетик выделяется медленно (эфир), то — за 10-20 мин. до окончания операции.
5.3.4. Посленаркозный период начинается с момента прекращения подачи анестетика. В это время необходимо удалить слюну, слизь из ротовой полости, глотки, трахеи, восстановить дыхание (глубину, частоту). Определить степень восстановления рефлекторной активности (роговичный, зрачковый, гортанный и кашлевой рефлексы), мышечного тонуса и сознания. После наркоза животное необходимо согреть (тепло укрыть, при необходимости — обложить грелками), обеспечить возможность свободного дыхания (вытащить западающий язык, при необходимости поставить или, наоборот, удалить интубационную трубку), обеспечить наблюдение за животным до полного восстановления всех жизненных функций.

5.4. примеры проведения общей анестезии

Для собак
Ингаляционный наркоз. Перед операцией проводится премедикация:
аминазин 1-2 мл 2,5% раствора, димедрол 0,5 мл, затем — 0,1 мл атропина на 10 кг массы тела. При правильной премедикации собака через 10-15 мин становится вялой, сонливой, исчезают негативные реакции, отмечается сухость мочки носа и слизистых оболочек ротовой полости. Дыхание становится ровным, глубоким
В этом периоде можно обрабатывать операционное поле (стричь, брить, мыть кожу). Аминазин можно заменить морфином в дозе 1-1,5 мг/кг (М. Закиевич рекомендует вводить морфин в дозе 1—10 мг/кг). После его введения отмечается опорожнение желудка и кишечника (в связи со спазмом сфинктерной мускулатуры), что имеет немаловажное значение для проведения дальнейшего наркоза. У очень агрессивных животных с целью премедикации можно использовать внутримышечное введение тиопентала натрия в дозе 4-5 мг/кг за 30 мин. до начала наркоза. После фиксации собаки на столе внутривенно вводят тиопентал натрия 2-10 мл 2,5—5% раствора до наступления сна. Тиопентал необходимо вводить медленно, осторожно до появления глубокого вдоха, затем темп введения необходимо еще замедлить до тех пор, пока у животного проявится сходящееся косоглазие, а глазные яблоки на 1/3-1/2 не закроются третьим веком. В это время можно интубировать животное (при возможности предварительно ввести 0,5-0,8 мг/кг листенона). Интубационную трубку подсоединяют к аппарату и начинают ингаляцию фторотана 0,5-0,7 об.%, затем дозу подачи фторотана постепенно увеличивают до 2,5-3 об.% и, как только животное достигает стадии наркоза III1—III2, концентрацию фторотана снижают до 1-1,5 об.%. Поддержание наркоза осуществляют фторотаном в дозе 0,1-0,5 об.% вместе с кислородом и закисью азота (в соотношении 1 : 2). При необходимости анальгезию можно усилить дробным введением фентанила по 0,1-0,15 мг/кг через 20—30 мин. Релаксанты, если они вводились, в подавляющем большинстве случаев действуют 1,5-2 часа. Обычно этого времени достаточно для проведения сложных операций.
Фторотан можно заменить эфиром; при этом необходимо увеличить объем подачи анестетика (см. Гл.2) и учесть то обстоятельство, что эфир дольше выводится из организма, в связи с чем при окончании наркоза подачу эфира необходимо прекращать раньше — за 15-20 минут до окончания операции.
Период пробуждения проходит быстрее при фторотановом наркозе. Эндотрахеальную трубку необходимо удалить только после восстановления адекватного самостоятельного дыхания и появления рефлексов. При выраженной миастении вводят прозерин. Очень часто после пробуждения отмечается дрожь в результате переохлаждения и остаточного эффекта медикаментозной блокады центра терморегуляции. После операции животное необходимо укрыть, согреть грелками. Следует обратить внимание на цвет языка, синюшность которого свидетельствует о нарушении легочной вентиляции и газообмена.
Неингаляционный наркоз. Премедикация проводится по предыдущей схеме. Для кратковременного небольшого оперативного вмешательства иногда достаточно внутривенного введения 2—5 мл 2,5—5% раствора тиопентала натрия и анальгина 0,5-1 мл 50% раствора (на 10 кг массы тела), что позволяет в течение 15—20 мин. проводить небольшие хирургические манипуляции (катетеризацию мочевого пузыря, вскрытие небольших гнойников, первичную хирургическую обработку ран и т.д.). Такой же наркоз можно применять при проведении рентгенологических исследований, особенно у возбужденных, злобных животных, при обширных повреждениях скелета, в тех случаях, когда животное двигается и не дает возможности провести рентгенологическое исследование. Тиопентал натрия или гексенал можно использовать для мононаркоза и в другом варианте: внутриплеврально или внутрибрюшинно вводится 1 г одного из этих препаратов. Сон наступает через 3—5 мин.; хирургическая стадия наркоза — через 5—10 мин. и продолжается до 1,5 часов. Возможна длительная капельная инфузия 1% раствора в 200 мл 5% раствора глюкозы с темпом введения 30—40 кап /мин Такой способ анестезии достаточно прост и эффективен, однако он малоуправляем, и врач должен обладать достаточным опытом, чтобы поддерживать стабильный уровень наркоза.
Мононаркоз кетамином при внутримышечном введении в дозе 8—10 мг/кг позволяет проводить небольшие хирургические операции в течение 25-30 мин. Возможно дробное внутривенное введение препарата в дозе 2-4 мг на кг массы тела. После мононаркоза кетамином отмечается состояние психомоторного возбуждения, которое снимается седуксеном, диазепамом. Марек Закиевич (1994) рекомендует следующий вариант мононаркоза: внутримышечное введение тиопентала натрия в дозе 15 мг/кг с предварительной премедикацией аминазином в дозе 3 мг/кг.
Комбинированный наркоз. У себя в клинике мы чаще всего пользуемся этим видом анестезии, т.к. он позволяет проводить операции любой сложности и длительности, не требует дорогостоящей аппаратуры, дает прекрасные результаты и при достаточной квалификации анестезиолога позволяет избежать многих осложнений. Введение в наркоз проходит гладко, быстро, без возбуждения, позволяет зафиксировать животное в удобном для хирурга положении, обработать операционное поле. Использование различных медикаментов, потенцирующих взаимное действие, позволяет снизить их дозы до минимальных.
Примерный арсенал и дозы медикаментов, используемых в нашей клинике, приведены в табл.1 (см. с.84-85).
Для кошек
Анестезия у кошек является довольно сложной проблемой. Этим животным не подходят обычные способы, применяемые для собак. А некоторые медикаменты вызывают обратную реакцию (например, морфин), снижают температуру тела на 1,5-2С (кетамин, ксилазин, ромпун). Ниже приводятся примеры различных видов анестезии для кошек, применяемые в нашей клинике.
Ингаляционным наркоз. Премедикация осуществляется по общим принципам. Котам вводится атропин в дозе от 0,05 до 0,1 мг на кг массы тела внутримышечно или подкожно. Аминазин в дозе 2,5 мг/кг вводится внутримышечно или подкожно, 0,15 мг/кг — внутривенно.
Наиболее простым в техническом отношении является масочный наркоз. Самым безопасным является наркоз закисью азота в смеси с кислородом (2-3 : 1), что позволяет достичь III уровня анестезии. Для анальгезии концентрация закиси азота не превышает 40—60%. Однако, полостные операции производить при этом виде наркоза довольно трудно из-за отсутствия миорелаксации. Кроме того, по окончании анестезии закись азота интенсивно выделяется в альвеолы, вытесняя кислород, что может приводить к диффузной гипоксемии. Поэтому по окончании наркоза необходимо в течение 2-3 мин. давать чистый кислород. Схематически это показано на рис. 17.
Еще более простым технически является ингаляционный масочный наркоз эфиром. Этот вид наркоза позволяет достичь хирургической стадии наркоза с миорелаксацией. Однако, этот вид наркоза недостаточно управляем, существует реальная опасность взрыва эфирнокислородной смеси. При этом виде наркоза используется конусообразная пластмассовая или резиновая маска с отверстиями для поступления воздуха (рис.18). На дно маски помещается марлевый тампон (поролон, вата), пропитанный эфиром; маска надевается на голову животного и удерживается в таком положении до наступления необходимой стадии наркоза. После этого маску снимают и надевают вновь, когда появляется необходимость.
Сочетания и дозы препаратов, используемые при комбинированном нарком для собак и кошек
Таблица 1

Этапы Используемые препараты Путь введения Для собак
до 10кг 10-20кг 20-30 кг 30-40 кг
Премедикация за 30-40 мин. (вводится одна из комбинаций этих препаратов) Атропин
Димедрол
Аминазин в/м 0,1-0,2 мл
1-2мл
1-2мл 0,3
1-2
1-2 0,3-0,4
2
1-2 0,4-0,5
2 2
Атропин
Димедрол
Сибазон в/м 0,1-0,2 мл
1-2мл
2-3 мл 0,3
1.2
3-4 0,3-0,4
2
4-6 0,4-0,5
2-3
4-6
Вводный наркоз (вводится один из этих препаратов* в сочетании с тиопенталом Na, или кетамином, или Na оксибутиратом) сибазон*
реланиум*
дроперидол*
Na тиопентал
Кетамин
Na оксибутират
Анальгин** в/в
в/в
в/м
в/м, в/в
в/м, в/в
в/в
дробно обезб. 0,5 мл
0,5мл
0,5 мл
100мг
5-1,0 мл
0,5-1 г
1,0мл 0,5
0,5
0,5
150-200
1,5-2
1-2
2,0 0,5
0,5
1,0
150-300
1,5-2,5
2-3
2-3 1,0
1,0
1,0
200-300
2,0-3,0
3-4
3-4
Поддержание анестезии (используется сочетание 2-3 препаратов) Na тиопентал
Na оксибутират
кетамин
рометар
ромпун
анальгин** в/в дробно
в/в
в/в
в/в
в/в
дробно обезб. 100-150мг
0,5 г
0,5-1,0мл
0,5-1,0 мл
0,5-0,8 мл
1-2мл 100-150
0,5-1
1,0-1,5
1,0-1,5
1,0
2-4 100-200
1-1,5
1,5-2
1.0-1,5
2,0
2-6 100-200
1,5-2
2
1,5
2,5
2-6
Выведение из медикаментозного сна (препараты вводятся дробно в течение 5-6 ч) Кордиамин
витамин С в/в, в/м 0,5-1,0 мл
1,0-2.0 мл 0.5-1,0
1,0-2.0 1,0-2,0
2-3 2,0 3-4
эуфиллин 2,4%
кофеин



бемегрид в/в
п/к (по 0,5 мл дробно в течение 5-6 ч)
в/в 1,0мл
0,5мл



- до 2,0-3.0
1.0-2.0



1-5 до 4,0
до 2,0



5-10,0 до 5,0
до 2,0



10.0


Количество используемых препаратов, их вариабельность, дозировка изменяется и зависит от следующих факторов: а) тяжести состояния пациента, б) его возраста; в) объема хирургического вмешательства; г) длительности анестезии.
Продолжение табл. 1

Этапы Используемые препараты Путь введения Для собак Для кошек
свыше 40 кг до 1 кг до 3 кг Свыше 3 кг
Премедикация за 30-40 мин. (вводится одна из комбинаций этих препаратов) Атропин
Димедрол
Аминазин в/м 0,4-0.5
2-3
2-3 0,1
0,5
- 0,2-0,3
1
- 0,3
1-1,5
-
Атропин
Димедрол
Сибазон в/м 0,4-0,5
3-4
5-8 0,1
0,5
0,3 0,2-0,3
1
0,5-1,0 0.3
1-1,5
1-2
Вводный наркоз (вводится один из этих препаратов* в сочетании с тиопенталом Na, или кетамином, или Na оксибутиратом) сибазон*
реланиум*
дроперидол*
Na тиопентал
Кетамин
Na оксибутират
Анальгин** в/в
в/в
в/м
в/м, в/в
в/м, в/в
в/в
дробно обезб. 1,0
1,0
1,0
300-500
2-3
4-6-8
3-4 -
-
-
-
0,3-0,5
-
0,3-0,5 -
-
-
-
1-1,5
-
0,5-1,0 -
-
-
50-100
1-2,5
-
1-1,5
Поддержание анестезии (используется сочетание 2-3 препаратов) Na тиопентал
Na оксибутират
кетамин
рометар
ромпун
анальгин** в/в дробно
в/в
в/в
в/в
в/в
дробно обезб. 150-200
2-3-4
2-2,5
1.5
2.5
5-6 -
-
0,3-0,5
-
0,1-0,2
0,3-0,5 -
-
0,5-1,0
0,2-0,3
0,3-0,5
0,5-1,0 50-100
-
1,0-1.5
0.5
0,5
1,0
Выведение из медикаментозного сна (препараты вводятся дробно в течение 5-6 ч) Кордиамин
витамин С в/в, в/м 2,0
4-5 0,2-0,3
0,5-1,0 0,5-1,0
1-2,5 1,0
2-3
эуфиллин 2,4%
кофеин



бемегрид в/в
п/к (по 0,5 мл дробно в течение 5-6 ч)

в/в 1,0
до 3,0



10-15 0,2
-



- 0,3
-



- 0,5
-



-


* Препараты вводятся в случае нормальных показателей артериального давления.
** Анальгин используется по мере необходимости.
При этом виде наркоза возможно развитие всех вышеописанных осложнении, поэтому его применение ограничено.
При интубации возможно использование сочетания закиси азота, кислорода и фторотана (в этом случае фторотан подается в объеме 0,5-1 об %). Существует реальная угроза передозировки фторотана, поэтому испаритель должен быть безупречно откалиброван
Неингаляционный наркоз. Принципы премедикации остаются прежними. Атропин вводится внутримышечно в дозе 0,05-0,1 мг/кг, аминазин — 2,5—5 мг/кг (Марек Закиевич, 1994 г., указывает, что количество аминазина может быть увеличено до 5—10 мг/кг, при внутривенном введении доза составляет 0,15 мг/кг). Для проведения мононаркоза используют следующие препараты: тиопентал натрия внутрибрюшинно в дозе 20—22 мг/кг и даже до 60 мг/кг (Марек Закиевич, 1994); гексенал — в дозе 25-40 мг/кг 1% раствора вызывает наркоз в течение 30-40 мин; кетамин при внутримышечном введении в дозе 20-25 мг/кг (А.Д.Р.Хилбери, 1989) вызывает состояние наркоза через 5 мин., которое продолжается 30-40 мин Марек Закиевич (1994) рекомендует вводить кетамин в дозе 30-35 мг/кг, при этом длительность наркоза увеличивается до 40—60 минут. После выхода из наркоза животное в течение 5—8 часов находится в состоянии, близком к галлюцинаторному. Из собственных наблюдении мы можем рекомендовать использование кетамина в дозе от 20 до 35 мг/кг в зависимости от тяжести состояния животного, предполагаемого объема операции, а также в зависимости от того, какая фирма производила препарат.
Ксилазин (ромпун) при использовании внутримышечно в дозе 4,5 мг/кг вызывает наркоз на протяжении 40 минут. Полностью животное приходит в себя через 2-3 часа.
Следует помнить, что все вышеперечисленные препараты вызывают снижение температуры тела на 1,5-2С, поэтому необходимо принять все меры для предупреждения этого нежелательного явления (согревание животного грелками; поддержание температуры помещения в пределах 21-25С и т.д.). Кроме того, ксилазин вызывает рвоту, и анестезиологу необходимо следить, чтобы в это время не возникли осложнения.
Комбинированный наркоз. После премедикации, описанной выше, возможны различные комбинации препаратов. Ориентировочные сочетания и дозы препаратов, используемые в нашей клинике, приведены в табл 1 (см. с.84-85).
Котам с мочекаменной болезнью и острой задержкой мочи рекомендуется следующий вид комбинированной общей анестезии: атропин — 0,1 мг/кг; кетамин — 10-15 мг/кг и ромпун — 0,5 мг/кг. Вводится в одном шприце внутримышечно. При необходимости продления анестезии возможно использование масочной ингаляции закиси азота с кислородом, или эфира.
Животным, у которых отмечается задержка мочи более 2-х суток, что сопровождается серьезными метаболическими расстройствами, мы рекомендуем все манипуляции проводить под пресакральной или сакральной анестезией.


--------------
Выезд на дом +7 (926) 180-3469  Цены: http://veterinars.ru/Page_Price.htm
Отзывы о работе: http://veterinars.ru/gb/
И я не консультирую в "Личные сообщения"! Личные сообщения для ЛИЧНЫХ сообщений!!!
наверх
Profile PM WEB ICQ 
Сергей Нет на форуме
Doc
Персональный Аватар участника Ветеринары.ру
Мужик какой то


Группа:
Super Administrators
Сообщений: 28567
Дата регистрации:
января 2005

Москва, Сокольники.
Пост Отправлено: 20 июня 2008, 11:32 QUOTE

Глава 6. осложнения общей анестезии

Осложнения наркоза чаще всего обусловлены недооценкой операционного риска, неправильным выбором метода анестезии, либо погрешностями при ее проведении, непредвиденными реакциями на лекарственные препараты. Поэтому врач-анестезиолог, прежде всего, должен обладать глубокими знаниями практически во всех областях ветеринарной медицины, чтобы иметь возможность предупредить и успешно бороться с осложнениями, возникающими во время анестезии. Разделение возникающих осложнений на этапы проведения наркоза в достаточной мере условно, т.к. нарушения со стороны дыхательной, сердечно-сосудистой и нервной систем могут возникнуть в любое время при проведении наркоза. Ниже приводятся осложнения, наиболее часто встречающиеся на различных этапах наркоза.

6.1. осложнения на этапе вводного наркоза

Нарушения дыхания и газообмена могут возникать при анатомических повреждениях ротоглотки, аспирации инородных тел, неисправности анестезиологической аппаратуры и т.д.
Основными признаками обструкции дыхательных путей являются:
парадоксальное дыхание, что проявляется в западении межреберных промежутков, усилении движений передней брюшной стенки, участии в дыхании вспомогательной мускулатуры, появлении шумного дыхания, ощущения возникшего препятствия на вдохе; быстро прогрессирующий цианоз.
При гипоксии отмечается цианоз, тахикардия, вначале повышение, а затем снижение артериального давления, расширение зрачков, судороги, брадикардия и остановка сердца. Причинами возникновения гипоксии являются недостаточное количество кислорода в газонаркотической смеси, легочная патология, анемия.
Гиперкапния возникает во время наркоза, когда легкие недостаточно вентилируются (неправильно подобран объем вводимой газонаркотической смеси) и углекислый газ удаляется не полностью. При этом повышается артериальное давление, усиливается саливация и бронхорея, появляется багрово-красный цвет слизистых. Гиперкапния приводит к усилению кровоточивости, которое проявляется во время операции.
Обструкция дыхательных путей может наблюдаться при травмах: повреждении челюстей, языка, зубов, трахеи. В этих случаях следует немедленно наложить трахеостому и проводить наркоз через нее. Причиной обструкции могут стать инородные тела (чаще всего — кости, щепки и т.п.). Инородные тела следует удалить, если это не удается — прибегнуть к трахеостомии.
Тяжелые осложнения могут появиться при возникновении рвоты или регургитации желудочного содержимого. Рвоте, как правило, предшествуют гиперсаливация, тахикардия, нарушение ритма дыхания. Регургитация может остаться незамеченной, поэтому стать более опасным осложнением. Попадание желудочного содержимого в легкие приводит к развитию аспирационного синдрома. При этом происходит не только механическая обтурация воздуховодных путей, но и, в связи с поступлением кислого желудочного содержимого, возникает ларинго- и бронхиолоспазм, ожог слизистой трахеобронхиального дерева, а в дальнейшем — пневмонит и пневмония. Чем выше кислотность содержимого желудка, тем тяжелее протекает пневмонит (поражение интерстициальной ткани — периальвеолярной, перибронхиальной). Попадание желудочного содержимого в легкие может сопровождаться опасными рефлекторными расстройствами сердечно-сосудистой системы вплоть до остановки сердца.
Лечение аспирационного синдрома достаточно сложное и состоит из следующих принципиальных направлений:
1. аспирация желудочного содержимого из дыхательных путей;
2. борьба с бронхиолоспазмом и профилактика интерстициального пневмонита — введение атропина, аэрозольные ингаляции глюкокортикостероидов, содовых растворов, внутривенное введение преднизолона в больших дозах (до 2 мг/кг в первые сутки);
3. при нарушении легочной вентиляции — искусственная вентиляция легких;
4. коррекция ОЦК, метаболизма, форсированный диурез, антибактериальная терапия, поддержание сердечной деятельности;
5. введение реополиглюкина, ингибиторов протеаз (контрикал, гордокс).
Для профилактики этого осложнения необходимо перед операцией промывать желудок до чистых промывных вод, во время операции в желудке должен находиться толстый зонд, по которому осуществляется постоянная аспирация содержимого. Лучше всего использовать зонд с раздувным баллоном, который позволяет обтурировать выход содержимого желудка в пищевод во избежание пассивной регургитации. Кроме того, необходимо, чтобы интубация трахеи осуществлялась интубационной трубкой с раздувной обтурирующей манжеткой.
Осложнения при интубации трахеи, как правило, связаны с погрешностями при введении интубационной трубки, недостаточным расслаблением мускулатуры и ларингоспазмом.
Одним из тяжелых осложнений этого периода наркоза является бронхиолоспазм. Клинически определяется затруднение выдоха, цианоз слизистых, различные нарушения сердечного ритма. Если вовремя не приняты меры для купирования этого осложнения, может развиться тотальный бронхиолоспазм, который клинически проявляется резким ухудшением дыхания; грудная клетка как бы фиксируется в положении вдоха, при аспирации содержимого из интубационной трубки выделяется тягучая вязкая мокрота, дыхательные шумы резко ослаблены или не выслушиваются, над всей поверхностью легких перкуторно определяется коробочный звук. В дальнейшем может развиться отек легких.
Лечение этого осложнения проводится последовательным внутривенным введением эуфиллина, преднизолона, атропина, адреналина. Одновременно приступают к непрямому массажу легких. Прогноз при этом осложнении всегда очень серьезен. Даже при своевременно начатом лечении спасти животное удается редко. Профилактикой этого осложнения является правильный выбор метода анестезии, обязательное использование атропина во время премедикации.

6.2. осложнения в периоде поддержания наркоза

В этот период, кроме вышеописанных, могут наблюдаться серьезные осложнения со стороны сердечно-сосудистой системы: аритмия, предсердно-желудочковые блокады, фибрилляция желудочков, остановка сердца. К возникновению этих осложнений чаще всего приводят неправильный выбор метода анестезии, передозировка наркотически препаратов, затянувшаяся интубация трахеи, плохая оксигенация, передозировка сердечных гликозидов. Лечение должно быть патогенетическим, направленным на устранение основной причины, вызвавшей осложнения. Но когда сразу нет возможности разобраться в причинах осложнения, необходимо проводить симптоматическую терапию. Так, при тахиаритмиях вводят лидокаин, изоптин, новокаинамид, бета-адреноблокаторы (анаприлин, обзидан, кордарон), при брадикардии — атропин, изадрин, проводят электрокардиостимуляцию.
Гипотония во время наркоза может быть обусловлена кровопотерей во время операции, особенно, если она не восполнена; различными рефлекторными нарушениями, передозировкой наркотических анестетиков и т.п. Гипотония, продолжающаяся более 20—30 мин., приводит к метаболическим нарушениям с глубокими изменениями микроциркуляции и развитием полиорганной недостаточности.
Лечебная тактика при развитии этого осложнения заключается в инфузии 2—6 мл/кг полиглюкина, солевых растворов, глюкокортикоидов (гидрокортизон, дексазон). Если артериальное давление при этом не поднимается выше 80 мм рт.ст., то целесообразно использование симпатомиметиков — мезатона, эфедрина, дофамина (1 мл мезатона вводится внутривенно капельно в 500 мл 5% раствора глюкозы, дофамин — по схеме (см. Гл.2)).
Возможно проявление аллергических реакций, вплоть до анафилактического шока. Аллергическая реакция может возникнуть после введения любого препарата; купируется прекращением его введения, внутривенными инъекциями антигистаминньк средств, преднизолона, кардиотоников, симптоматической терапией. Профилактикой этого осложнения может быть тщательно собранный анамнез, в сомнительных случаях необходимо прибегнуть к внутрикожным пробам.

6.3. осложнения посленаркозного периода

Затянувшееся пробуждение, как правило, обусловлено передозировкой и кумуляцией наркотических препаратов, гипоксией. Купируется введением ценральных аналептиков и средств, улучшающих мозговое кровообращение. Дополнительно необходимо ввести антидоты применявшихся наркотических средств (коразол, бемегрид).
Если во время наркоза отмечалось длительное состояние гипоксии, то в посленаркозном периоде возможно развитие отека мозга. Это очень тяжелое патологическое состояние, которое обусловлено анатомическим расположением головного мозга в жестко ограниченной полости — черепной коробке. Различают генерализованный и очаговый отек мозга. Первый тип отека протекает значительно тяжелее и может приводить к дислокации мозга, нарушению кровообращения в жизненно важных центрах, их гибели и гибели животного.
Патогномоничных симптомов отека мозга нет. Помочь в диагнозе может развитие ригидности мышц затылка, психомоторного возбуждения, эпилептиформные судороги, гипер- и паракинезы, развитие пареза конечностей вплоть до параличей, арефлексия, нарушения со стороны сердечнососудистой и дыхательной систем, терморегуляции, остановка дыхания.
Лечение заключается в создании локальной краниогипотермии, устранении гипоксии, стабилизации гемодинамики, устранении анемии и водно-электролитных нарушений. Необходимо немедленно вводить маннитол, фуросемид. Основным средством терапии отека мозга являются глюкокортикостероиды, которые вводят в максимальных терапевтических дозах в течение 3-х дней, затем дозу быстро снижают в течение 4-5 суток до полной отмены. Кроме того, внутривенно капельно вводят ноотропил (пирацетам) по 2-3 мл 2-3 раза в день (иногда до 20—40 мл в сутки, в зависимости от тяжести состояния), а также средства, улучшающие микроциркуляцию и реологические свойства крови. При психомоторном возбуждении рекомендовано вводить внутривенно оксибутират натрия или сибазон, в дозах, поддерживающих седативный эффект.
После проведения длительного наркоза у животных отмечается озноб (дрожь), который обусловлен, как правило, гипотермией, вследствие нарушения терморегуляции. Выраженный озноб может привести к угнетению дыхания. Для купирования этого осложнения можно использовать сульфат магния в дозировке 10 мг/кг внутривенно медленно однократно. Введением сульфата магния удается прекратить озноб в 65% случаев. Необходимо также согреть больное животное грелками с температурой воды 40С.
При развитии судорог вводят седуксен, оксибутират натрия, барбитураты.
Иногда, особенно после длительных оперативных вмешательств, могут развиться периферические невриты, что проявляется в парезах или параличах конечностей. Профилактикой этих осложнений служит правильная, щадящая фиксация животных, использование мягких фиксирующих повязок или специально оборудованного операционного стола.


--------------
Выезд на дом +7 (926) 180-3469  Цены: http://veterinars.ru/Page_Price.htm
Отзывы о работе: http://veterinars.ru/gb/
И я не консультирую в "Личные сообщения"! Личные сообщения для ЛИЧНЫХ сообщений!!!
наверх
Profile PM WEB ICQ 
Сергей Нет на форуме
Doc
Персональный Аватар участника Ветеринары.ру
Мужик какой то


Группа:
Super Administrators
Сообщений: 28567
Дата регистрации:
января 2005

Москва, Сокольники.
Пост Отправлено: 20 июня 2008, 11:33 QUOTE

Глава 7. особенности проведения анестезии при различных плановых оперативных вмешательствах

7.1. анестезия при операциях на органах брюшной полости

Плановые операции на органах брюшной полости проводятся достаточно часто. Анестезиологическому обеспечению в таких случаях предшествует коррекция гомеостаза, для которой анестезиолог имеет достаточно времени. Такая коррекция проводится животным, имеющим цирроз печени, поражение почек, сердечно-сосудистой системы и т.д., и направлена на восстановление водно-солевого обмена, кислотно-основного состояния, нормализацию сердечной деятельности. Коррекция должна быть адекватной, проводиться интенсивно и не быть причиной задержки хирургического лечения.
Наиболее оптимальным является комбинированный эндотрахеальный наркоз, что позволяет достичь III2—III3 уровня анестезии, вполне достаточного для проведения операций любой сложности на органах брюшной полости.
Проведение анестезии при некоторых заболеваниях имеет свои особенности. Так, при циррозе печени, желтухе отмечается повышенная кровоточивость, что требует особенной осторожности при интубации трахеи, зондировании желудка, дополнительного введения гемостатиков, а также готовности к проведению гемотрансфузии (наличие донорской крови, заранее проверенной на совместимость с кровью реципиента).
При операциях по поводу стеноза привратника, ахалазии, дивертикулах прищевода необходимо помнить о повышенной опасности регургитации желудочного содержимого и развития аспирационного синдрома. Поэтому перед операцией в таких случаях обязательно проводится дренирование желудка и его промывание, а также интубация трахеи.
Удаление больших по объему опухолей из брюшной полости должно производиться медленно, по возможности, поэтапно, под контролем показателей гемодинамики. Быстрое извлечение опухоли из брюшной полости может привести к развитию синдрома нижней полой вены с резким падением артериального давления и гибели животного на операционном столе. Более того, в раннем послеоперационном периоде необходимо моделировать повышенное давление в брюшной полости, которое отмечалось при наличии опухоли или кисты. Это достигается давящими повязками, подкладыванием под повязки валиков, надувных шаров и т.д. Постепенно снижая давление в брюшной полости можно добиться выздоровления животного.
Обратная ситуация возникает при операциях по поводу больших грыж живота. Резкое повышение внутрибрюшинного давления после грыжесечения может привести к гибели собаки или кошки. Таких животных готовят заранее, постепенно увеличивая давление в брюшной полости повязками, которые позволяют дозированно уменьшать объем грыжевого мешка за счет длинных тесемок, завязываемых на спине.
При проведении гинекологических операций используются те же принципы анестезии, что и при операциях на органах брюшной полости. При оперативных вмешательствах на органах малого таза и на влагалище (особенно при тяжелом состоянии животного) можно воспользоваться перидуральной или спинномозговой анестезией, пресакральной блокадой с дополнительной инфильтрационной местной анестезией.
При урологических операциях пользуются такими же способами обезболивания, как и при гинекологических пособиях. Однако следует помнить, что у котов операции при МБК, сопровождающейся острой задержкой мочи, когда невозможно эвакуировать мочу катетером и хирург вынужден прибегнуть к цистостомии, обезболивание должно быть максимально щадящим; при этом оно зависит от общего состояния животного. Как правило, острая задержка мочи продолжается 2-3 суток, что приводит к серьезным нарушениям водно-электролитного баланса, ацидозу, нарушению функции почек. Поэтому операции в обязательном порядке должна предшествовать коррекция гомеостаза; обезболивание должно выполняться с использованием дозировок анестетиков в 2-3 раза ниже обычных, при необходимости дополнительно проводится местная инфильтрационная анестезия передней брюшной стенки по ходу предполагаемого разреза. Коррекция метаболических нарушений должна продолжаться и после операции до полного восстановления гомеостаза.

7.2. анестезия при операциях на органах грудной клетки

Анестезиологическое обеспечение операций на органах грудной клетки имеет ряд особенностей, связанных с возникновением открытого пневмоторакса, коллапса легкого на стороне оперативного вмешательства, парадоксального дыхания, манипуляциями хирурга в области шокогенных зон, изменении сердечного выброса и уменьшении венозного возврата. Во время проведения анестезии необходимо добиться адекватной оксигенации организма, поддержания наркоза на стадии III2, что обеспечивает возможность проведения хирургических манипуляций.
Этим требованиям отвечает комбинированная анестезия. Премедикация выполняется по обычной схеме, с обязательным применением атропина. Введение в наркоз лучше всего осуществлять гексеналом или тиопенталом. При необходимости выполнения операции в условиях коллабированного легкого проводят раздельную интубацию главных бронхов. При отсутствии такой необходимости возможна обычная интубация трахеи с искусственной вентиляцией обоих легких либо кислородно-воздушной смесью (при проведении внутривенной анестезии), либо смесью закиси азота, кислорода и фторотана. Хорошие результаты получены при сочетании внутривенной анестезии с эфирно-воздушной смесью. Перед окончанием операции и герметизацией плевральной полости анестезиолог должен провести принудительное раздувание легких максимально возможным объемом с целью расправления коллабированного легкого и вытеснения воздуха из плевральной полости. При необходимости дренирования плевральной полости дренажи должны быть герметично закрыты или поставлены на активную аспирацию (см. Гл.9).

7.3. анестезия при травматологических операциях

Если оперативное вмешательство осуществляется в плановом порядке, когда у врача было достаточно времени для подготовки животного, коррекции нарушений гомеостаза, то анестезия может проводиться комбинированными методами с сохранением спонтанного дыхания на уровне III1-2. При этом следует помнить, что переломы костей всегда сопровождаются большей или меньшей кровопотерей (нарушение целостности мышц, сосудов, кровопотеря в результате кровотечения из костномозгового канала и т.д.), что, безусловно, требует дополнительного введения плазмозаменителей. Кровопотеря значительно увеличивается при повторных операциях, предпринимаемых по поводу несросшихся переломов, образовавшихся ложных суставов и т.п. Кровопотеря при этом зависит от конкретных условий операции: какие кости вовлечены в патологический процесс, выраженность костной мозоли и фиброзных изменений в окружающих тканях, техники хирурга. Кровопотеря в таких случаях может достигать 15—20% ОЦК. Таким животным необходимо переливание донорской крови, что позволяет значительно снизить риск анестезиологического обеспечения и улучшить репаративные процессы в послеоперационном периоде.
Анестезиологическое обеспечение при тяжелых травмах, сопровождающихся геморрагическим или травматическим шоком описано ниже (см. Гл.8).

7.4. анестезия при офтальмологических и оториноларингологических операциях

Анестезия при офтальмологических операциях имеет ряд особенностей, которые обусловлены необходимостью предупреждения повышения внутриглазного давления (как во время операции, так и в послеоперационном периоде), обеспечения полной неподвижности глазного яблока во время тонких хирургических манипуляций.
При операциях, связанных с тракцией глазных мышц, может развиться окулокардиальный рефлекс (замедление сердечных сокращений вплоть до остановки сердца). Могут также развиваться окулогастральный (икота, рвота) или окулореспираторный (задержка дыхания, ларингоспазм) рефлексы. В ветеринарной практике такие осложнения чаще всего наблюдаются при энуклеации глазного яблока. В этих случаях необходимо прекратить хирургические манипуляции, углубить наркоз, ввести сердечные средства (при брадикардии — атропин) или бронхолитики, противорвотные средства (в зависимости от развившихся проявлений). Повышение внутриглазного давления может быть обусловлено кашлем, рвотой, венозным застоем, гипоксией и гиперкапнией. Поэтому выбор анестетиков и метода проведения анестезии должны быть продуманы заранее.
Многие офтальмологические операции могут проводиться под местной анестезией 1-2% раствором дикаина, 4% раствором лидокаина и др. При необходимости используются методы регионарной анестезии: супраорбитальная стволовая анестезия, аурикуло-пальпебральная блокада, ретробульбарная блокада (регионарные блокады описаны в Гл.4). При необходимости проведения общей анестезии следует помнить, что для премедикации необходимо использовать метацин, т.к. атропин повышает внутриглазное давление. К такому же эффекту приводит инфузия гипертонических растворов. Барбитураты, фторотан, наркотические анальгетики, ганглиоблокаторы, ретробульбарное введение новокаина, инфузия гипотонических растворов снижают внутриглазное давление. Закись азота его не изменяет.
По опыту нашей клиники, наиболее безопасным и эффективным является комбинированный кетаминовый и тиопенталовый наркоз с сохранением спонтанного дыхания. При этом обезболивание сочетают с местной анестезией конъюнктивы и дополняют различными блокадами, описанными выше. Окончательный выбор анестетика и метод анестезии определяется в каждом конкретном случае, в зависимости от вида и объема хирургического вмешательства.
При оториноларингологических операциях используют общепринятые методы анестезии, по возможности, дополняя их различными видами местного и регионарного обезболивания.

7.5. анестезия в амбулаторной практике

Общие принципы анестезии те же. Однако хирургические вмешательства у этой категории больных животных, как правило, небольшие по объему и продолжительности, не требуют достижения III1—III2 стадий наркоза. Основные требования к амбулаторной анестезии заключаются в необходимости быстрого введения животного в наркоз, максимальной безопасности и быстрого выхода из наркоза с наиболее полным восстановлением двигательной активности. Всем этим требованиям в наибольшей степени отвечает наркоз барбитуратами ультракороткого действия (тиопентал, гексенал), Такому наркозу в обязательном порядке должна предшествовать премедикация по общепринятой схеме. Как показывает опыт нашей клиники, данный вид анестезии обеспечивает максимальный эффект при минимальном количестве осложнений и минимальных затратах.

7.6. анестезия у старых животных

Старческий возраст животных определяется индивидуально в зависимости от породы, а главное, от функционального состояния органов. Ориентировочно старческий возраст для собак определяется в пределах 8—10 лет, для котов— 10—12 лет.
Выбор метода анестезии обусловлен функциональными, метаболическими и морфологическими особенностями старческого возраста. У старых животных, как правило, отмечаются серьезные изменения со стороны сердечно-сосудистой системы, что связано со склерозом коронарных сосудов, возникающими при этом нарушениями трофики сердечной мышцы и, соответственно, снижением минутного и ударного объемов сердца, замедлением кровотока. ОЦК относительно снижен, нарушена эластичность сосудов. В связи со всем этим массивные переливания жидкости таким животным очень опасны, т.к. могут привести к отеку легкого. Замещающая инфузионная терапия должна проводиться, по возможности, плавно, медленно и продолжаться в послеоперационном периоде. У старых животных отмечается снижение вентиляции легких из-за уменьшения эластичности легочной ткани. В этом возрасте снижается дезинтоксикационная функция печени, а также концентрационная и фильтрационная функции почек. Все это приводит к более длительной элиминации анестетиков из организма.
У таких животных отмечается повышенная чувствительность к гипоксии, гиповолемии и гипотензии, что должно учитываться анестезиологом во время проведения анестезии. Для премедикации рекомендуется снижать дозу атропина в 2-3 раза или использовать метацин. Не рекомендуется использовать аминазин, его предпочтительнее заменить седуксеном или дроперидолом. Для проведения наркоза можно использовать НЛА, либо комбинацию тиопентала и кетамина в минимальных дозировках и с низкой концентрацией растворов. В качестве ингаляционных анестетиков лучше использовать закись азота в концентрации 60—70% с добавлением эфира (3—5 об.%) или фторотана (0,5-1 об.%). Во время операции у старых животных рекомендуют шире использовать различные виды местного обезболивания.
Во время проведения наркоза необходимо следить за цветом слизистых оболочек, пульсом, давлением, деятельностью сердца, температурой тела. Снижение температуры тела у таких животных (особенно у котов) может быть критическим и привести к гибели. В связи с этим в операционной должна поддерживаться достаточно высокая температура воздуха (22-25С); животные во время и после операции должны находиться на грелке, быть тепло укрытыми; инфузионные растворы должны быть подогретыми до 35-38С. Кроме того, в послеоперационном периоде таким животным должна дополнительно проводиться оксигенотерапия, следует вводить (при наличии) антидоты применявшихся анестетиков.

7.7. анестезия у щенков и котят

У щенков и котят неонатальный период продолжается до 2-недель-ного возраста. После 2-недельного возраста до 6 месяцев мелкие животные вступают в педиатрический возраст. Этот период имеет ряд морфофизиологических и метаболических особенностей. Недоразвитые в функциональном отношении системы органов и ткани молодого организма обусловливают возникновение больших сложностей при проведении наркоза.
Лабильная психика, быстрая возбудимость и истощаемость нервной системы приводят к невозможности точной дозировки анестетиков. Боязнь передозировки наркотических средств заставляет анестезиологов использовать дробное введение лекарств для достижения достаточного уровня анальгезии. Однако, уловить границу достижения этого уровня очень сложно, т.к. молодые животные могут резко перейти из состояния возбуждения в состояние глубокой медикаментозной комы.
Узость дыхательных путей, рыхлость слизистых оболочек, слабость дыхательной мускулатуры и недостаточное развитие эластической ткани легких создают дополнительные трудности при интубации трахеи и проведении ингаляционного наркоза. Во время ингаляционного введения анестетиков кислород должен составлять 50% газовой смеси.
Основная масса крови у молодых животных циркулирует во внутренних органах, периферическое кровообращение недостаточно развито. Поэтому щенки и котята очень чувствительны к инфузионному введению растворов. Темп внутривенного введения жидкости не должен превышать 5-10 мл/кг в час.
Молодые животные очень чувствительны к кровопотере; так как ОЦК у них очень маленький (зависит от размеров животного), то даже небольшая по объему кровопотеря сопровождается резким нарушением гемодинамики. Так, для щенка весом 5 кг кровопотеря 40 мл составляет 10—15% ОЦК, что по своим последствиям соответствует примерно кровопотере 800—1000 мл у взрослого животного весом 50—60 кг.
Функциональное недоразвитие печени и почек обусловливает замедленную элиминацию анестетиков из организма, поэтому для щенков и котят необходимо использовать антидоты анестетиков.
Особое внимание необходимо уделять поддержанию температурного режима. Даже кратковременная анестезия и небольшая по объему операция могут вызвать снижение температуры тела на 2—4С, что приводит к глубоким нарушениям метаболизма и гемодинамики. Поэтому нельзя переливать холодные растворы внутривенно, а во время операции под животное подкладывают электрическую грелку, с помощью которой поддерживают необходимую температуру тела.
Для премедикации не используют аминазин. Так как у щенков и котят отмечается физиологическая тахикардия, атропин вводят лишь в тех случаях, когда имеется реальная угроза ларингоспазма, а также обтурации верхних дыхательных путей бронхиальным секретом или слюной при гиперсаливации.
Для проведения наркоза животным неонатального периода, которым трудно провести внутривенную инфузию, используют внутримышечное введение ромпуна и кетамина в соответствующих весу дозах, умноженных на 1,5 (дозис-коэффициент, означающий, что дозу, применяемую для взрослого животного (в мг/кг) умножают на 1,5). Это связано с повышенным обменом веществ у маленьких животных, по сравнению со взрослыми. Именно по этой причине котята и щенки более подвержены влиянию гиповолемии, расстройствам кислотно-основного состояния и электролитным нарушениям. Однако, внутримышечный путь введения анестетиков очень опасен из-за неуправляемости наркоза и требует большого опыта со стороны анестезиолога.
При возможности внутривенного введения жидкостей задача анестезиолога значительно упрощается и сводится к правильному подбору доз анестетиков во время проведения комбинированного наркоза. Дополнительное введение местных анестетиков не безопасно, т.к. дозы препаратов для местной анестезии должны быть уменьшены в 3-4 раза по сравнению с таковыми для взрослых животных.
Послеоперационный период у молодых животных в обязательном порядке должен проходить под контролем анестезиолога. В первую очередь, необходимо проводить коррекцию нарушений внешнего дыхания, гемодинамики, возможного развития гипогликемии, нарушений терморегуляции, т.е. на те изменения в организме, которые являются общими для всех щенков и котят.


--------------
Выезд на дом +7 (926) 180-3469  Цены: http://veterinars.ru/Page_Price.htm
Отзывы о работе: http://veterinars.ru/gb/
И я не консультирую в "Личные сообщения"! Личные сообщения для ЛИЧНЫХ сообщений!!!
наверх
Profile PM WEB ICQ 
Сергей Нет на форуме
Doc
Персональный Аватар участника Ветеринары.ру
Мужик какой то


Группа:
Super Administrators
Сообщений: 28567
Дата регистрации:
января 2005

Москва, Сокольники.
Пост Отправлено: 20 июня 2008, 11:36 QUOTE

Глава 8. экстренная анестезиология

Экстренное анестезиологическое обеспечение имеет ряд серьезных особенностей по сравнению с плановой анестезиологией. При ургентных операциях возникает ряд сложностей, обусловленных в основном следующими факторами: отсутствие времени для полной оценки состояния животного; крайне ограниченное время для подготовки животного к анестезии; развитие тяжелых метаболических нарушений за короткое время, предшествующее операции (травма, заворот желудка, кишечная непроходимость, кровотечение и т.д.), отсутствие возможности полноценной коррекции имеющихся нарушений; наличие сопутствующих заболеваний, которые, зачастую, практически невозможно выявить за время, отведенное анестезиологу для подготовки к наркозу и операции; ограниченные возможности лабораторных исследований у этой категории больных животных и т.д. Поэтому риск анестезии в таких ситуациях значительно увеличивается.
Статистические сведения об "анестезиологической смерти" в ветеринарной практике отсутствуют, хотя нет сомнений, что в связи с недостаточным лабораторно-диагностическим обеспечением, отсутствием специальной литературы и т.п. ее процент значительно выше, чем в медицине (по данным J.Lowers, 1978 г., при экстренных операциях, так называемая "наркозная смерть" статистически составляла цифру 5,9 на 1000 анестезий. Причем, по данным I. Goldstein, 1970 г., более чем в 50% случаев это происходит с практически здоровыми людьми).
На степень анестезиологического риска существенно влияют характер заболевания или травмы; общее состояние животного и степень функциональных и метаболических нарушений, экстренность и объем операции; возраст; продолжительность анестезии и операции; качество предоперационной подготовки; наличие и характер сопутствующих заболеваний, квалификация анестезиолога и хирурга.

8.1. обследование и оценка общего состояния животного

Принципиально обследование и оценка общего состояния животного в экстренной ситуации мало чем отличается от таковых при плановой подготовке к анестезии. В экстренном случае у анестезиолога значительно меньше времени для обследования и предоперационной коррекции развившихся нарушений.
В первую очередь, врач должен оценить сохранность витальных функций организма и, при необходимости, принять все доступные меры для их восстановления и обеспечения жизнедеятельности организма
Потребность в этом чаще всего возникает при политравмах. С целью оптимизации диагностической и лечебной тактики в экстремальных условиях, животные, в зависимости от степени тяжести имеющихся повреждений, разделены нами на пять клинических групп.
К первой группе относятся животные, требующие немедленных реанимационных мероприятий, борьбы с шоком. Сроки противошоковой терапии должны быть максимально короткими. Лечение должно быть направлено на стабилизацию гемодинамики, полное обезболивание, надежную иммобилизацию, кислородотерапию, раннее оперативное вмешательство, коррекцию всех нарушенных функций организма.
Вторую группу составляют травмированные животные с повреждениями, которые быстро приводят к смерти, если им не оказана неотложная помощь: массивное кровотечение при разрывах паренхиматозных органов (печень, селезенка), пневмоторакс, гемоторакс, массивное повреждение легких, окончатые переломы ребер, наружные артериальные кровотечения. Таким животным проводят экстренные оперативные пособия, направленные на устранение угрожающих жизни повреждений с последующей детальной диагностикой и лечением выявленных нарушений гомеостаза
В третью группу входят животные с политравмой без профузного кровотечения, без глубоких расстройств дыхания (повреждения полых органов живота, пневмоторакс, закрытые тяжелые повреждения конечностей). Таких животных оперируют после кратковременной предоперационной подготовки, направленной на стабилизацию гемодинамики, улучшение функции внешнего дыхания, сердечной деятельности.
Четвертую группу составляют травмированные животные с тяжелыми доминирующими повреждениями опорно-двигательного аппарата. Оперативные пособия у них производят после выведения из травматического шока.
В пятую группу входят животные с нетяжелыми повреждениями нескольких сегментов конечностей без травматического шока. Лечение при таких повреждениях может быть как консервативным, так и оперативным, в зависимости от конкретной ситуации.
Использование в нашей практике приведенного выше алгоритма диагностических и лечебных мероприятий позволило значительно снизить летальность у животных с политравмами. Более подробно тактика анестезиолога в такой ситуации описана ниже.
В случаях, когда необходимости в проведении экстренных лечебных мероприятий нет, анестезиологу необходимо оценить степень расстройств со стороны дыхательной, сердечно-сосудистой систем, наличие печеночной или почечной недостаточности, степень дегидратации и электролитных расстройств; необходимо также оценить возрастные особенности организма, объем предполагаемой операции. После всестороннего осмотра, проведения всех возможных исследований и оценки общего состояния организма приступают к коррекции выявленных нарушений.
Предоперационная подготовка должна быть максимально короткой и в то же время достаточной для жизнеобеспечения организма во время анестезии и оперативного вмешательства.
Коррекция выявленных нарушений должна проводиться во время операции и продолжаться в послеоперационном периоде столько, сколько необходимо для полного восстановления всех нарушенных функций организма.

8.2. анестезия и интенсивная терапия при геморрагическом и травматическом шоке

Термин "шок" применяется в медицине уже около 250 лет. В переводе с английского, французского языков означает: удар, толчок, потрясение. С точки зрения медицинской терминологии шок является сложным симптомокомплексом нарушений гомеостаза, пусковым механизмом которого чаще всего является так называемый синдром малого выброса, в конечном итоге приводящий к снижению кровотока в тканях и органах.
При развитии шока у животного перед анестезиологом стоит очень трудная задача: с одной стороны, необходима коррекция изменений гомеостаза до начала анестезии, с другой — справиться с шоком можно в большинстве случаев только после хирургического вмешательства, которое требует введения животного в наркоз. Каждая конкретная ситуация, с которой сталкивается анестезиолог, требует индивидуального подхода и нетрадиционных решений.
Механизм развития шока, независимо от этиологии, практически протекает по одним и тем же законам, поэтому целесообразнее всего рассмотреть его патогенез на примере геморрагического шока, отражающего синдром малого выброса в наиболее ярком виде.
При кровопотере в первую очередь страдает венозная система, т.к. в ней находится примерно 75% всего объема крови. Адаптационные системы венозных сосудов позволяют сохранить необходимое центральное венозное давление крови на должном уровне. Однако, потеря 10% объема циркулирующей крови (ОЦК) приводит к декомпенсации этих механизмов и снижению венозного возврата и сердечного выброса. Это состояние организм стремится компенсировать нарастающим увеличением сердечных сокращений. За счет тахикардии сохраняется минутный объем сердечного выброса. Уменьшение венозного возврата на 30% приводит к снижению минутного объема сердечного выброса. Развивается так называемый синдром малого выброса.
В этот период организм стремится сохранить кровоснабжение жизненно важных органов — мозга, сердца, печени и почек. Развивается так называемый феномен "централизации кровообращения", который связан со спазмом периферических сосудов. Спазм периферических сосудов обусловлен выбросом в кровь адреналина и норадреналина. Вслед за этим развивается глубокая гипоксия тканей и ацидоз. Потребности тканей в кислороде обеспечиваются лишь наполовину.
Жидкости из сосудистого и внеклеточного пространств перемещаются в клетку, что приводит к ее отеку и углублению нарушений метаболических процессов в ней. Это обстоятельство усугубляет расстройства водно-электролитного баланса. Вследствие стремительной плазмопо-тери, повышения вязкости крови происходит агрегация эритроцитов, которые образуют компактные массы, закупоривающие просвет капилляров, и приводят к образованию тромбов
В то же время, в крови животных образуются пептиды с молекулярной массой 800—1000 (Е.С.Brand, A.M.Lefer, 1966), которые оказывают угнетающее действие на миокард — MDF (myocardial depressant factor). Так как эти пептиды являются особыми кининами, которые образуются из кининогенов под действием протеолитических ферментов, освобождающихся из лейкоцитов или поврежденных тканей, то образование их может быть в значительной мере снижено путем введения в кровеносное русло ингибиторов протеаз — контрикала, гордокса, трасилола и т.п., а также введения больших доз глюкокортикоидов.
Нарушение метаболических процессов в клетке приводит к развитию ацидоза, что, в свою очередь, еще больше усиливает отек клетки и ухудшает метаболические процессы, создавая порочный круг. Такова схема развития шока в общих чертах.
Клиническое течение шока делится на три стадии:
I. Компенсированный обратимый шок.
II. Декомпенсированный обратимый шок.
III. Необратимый шок.
Кроме того, в течении травматического шока различают две фазы — эректильную и торпидную. Если во время первой фазы отмечается психомоторное возбуждение — животное может после тяжелой травмы бежать, активно сопротивляться попыткам его удержать, то во второй фазе наступает угнетение психики; сознание, как правило, сохранено. Наблюдается бледность слизистых покровов, дыхание поверхностное, учащенное, тонус скелетной мускулатуры снижен, конечности холодные, отмечается тахикардия, снижение артериального давления. При этом эректильная фаза шока не всегда прослеживается, т.к. быстро переходит в торпидную. Чем ярче выражена эректильная фаза шока, тем тяжелее торпидная фаза, тем хуже прогноз.
Наиболее простые тесты определения степени шока базируются на измерении пульса и артериального давления. Так, падение АД при шоке до 90 мм рт.ст. свидетельствует о снижении ОЦК примерно вдвое, а до 60 мм рт.ст. — втрое. "Шоковый индекс" — это отношение частоты пульса к систолическому давлению. При индексе меньше единицы степень шока определяется как легкая, при единице — средней тяжести, больше единицы — тяжелая степень шока. (Это в большей степени справедливо для взрослых собак крупных пород.)
Перед проведением наркоза анестезиолог должен предпринять все возможное для выведения животного из шока. Принципы борьбы с шоком, независимо от его этиологии, мало отличаются, тем более, что травматический шок сопровождается, как правило, кровопотерей и развитием дополнительно геморрагического шока.
Лечебная программа всегда должна начинаться с катетеризации центральной вены (наиболее оптимальный вариант — наружная яремная вена слева), катетеризации мочевого пузыря (для контроля диуреза), введения глюкокортикоидов, плазмозамещающих растворов (полиглюкина) или нативной плазмы.
По опыту нашей клиники, наиболее часто шок встречается при различных политравмах вследствие автодорожных происшествий, падения с высоты, множественных обширных проникающих укушенных ран, огнестрельных повреждений (торакальных, абдоминальных, торако-абдоминальных). Пpи этом отмечались сочетанные поражения в 34% случаев, множественные — в 66%
Политравма характеризуется следующими особенностями:
1) развитием синдрома взаимного отягощения;
2) развитием таких тяжелых осложнений, как массивная кровопотеря, шок, токсемия, острая почечная недостаточность, жировая эмболия, тромбоэмболия;
3) стертостью проявлений клинических симптомов при краниоабдоминальной травме, повреждении позвоночника и живота или другой сочетанной травме, что приводит к диагностическим ошибкам и неправильной хирургической тактике.
В связи с большими трудностями, возникающими в процессе диагностики и лечения политравм, нами разработан алгоритм диагностических и лечебных мероприятий, позволяющий в условиях дефицита времени, связанного с развитием угрожающих жизни животного осложнений, выбрать оптимальную лечебную тактику.
Диагностика политравм осуществляется в три этапа:
I. Выявление повреждений и их последствий, угрожающих жизни животного в настоящий момент и требующих реанимационных мероприятий.
II. Топическая диагностика — определение всех возможных повреждений.
III. Окончательная диагностика — оценка тяжести отдельных травм, а также обнаружение повреждений, не выявленных на предыдущих этапах.
Первый этап диагностических мероприятий проводится по следующей схеме:
1 Выявление черепно-мозговых травм и травм позвоночника (клинический осмотр, рентгенография черепа и позвоночника (при необходимости).
2. Выявление травм груди: осмотр с пальпацией, аускультацией и перкуссией; плевральная пункция, при необходимости торакоцентез, пункция перикарда, ЭКГ, рентгенография.
3. Выявление травм живота: клинический осмотр, лапароцентез, катетеризация мочевого пузыря.
4. Выявление переломов таза, конечностей.
Для выявления степени кровопотери, других нарушений (ушиб почек, разрыв мочевого пузыря, повреждение спинного мозга и т.п.) и определения тактики лечения необходимо на всех этапах диагностики параллельно основным диагностическим мероприятиям проводить лабораторные исследования (определять Ht, Hb, количество эритроцитов, лейкоцитов, исследовать мочу, спинномозговую жидкость).
При выявлении повреждений, не совместимых с жизнью (тяжелая ЧМТ с нарастающей гематомой, массивное размозжение печени, обеих почек), а также повреждений, влекущих за собой тяжелые функциональные нарушения опорно-двигательного аппарата в постреабилитационном периоде (травматические ампутации конечностей, переломы позвоночника с анатомическим разрывом спинного мозга), в первую очередь решается вопрос о целесообразности дальнейшего лечения
В остальных случаях при диагностировании тяжелых повреждений, угрожающих жизни, приступают к срочным лечебным мероприятиям, включающим борьбу с шоком, сердечно-легочной недостаточностью, массивной кровопотерей и другими повреждениями. С этой целью прибегают, при необходимости, к трахеостомии, искусственной вентиляции легких (ИВЛ), торакоцентезу с активной аспирацией воздуха и крови из плевральной полости, лапаротомии с ревизией органов брюшной полости и устранением повреждений, при массивных кровотечениях — реинфузии крови.
Переливание крови — важнейший метод лечения шока. В результате острой кровопотери наступает гиповолемический шок, зачастую приводящий к смерти. Компенсация кровопотери может быть во многом разрешена, если прибегнуть к реинфузии крови, то есть обратному переливанию излившейся в серозные полости крови при травмах груди и живота. Этот метод является наименее опасным, эффективным способом борьбы с острой кровопотерей.
Эффективность реинфузии особенно ощутима при оказании помощи животным с внутригрудными повреждениями, когда фактор времени играет решающую роль. Если при травмах живота для проведения реинфузии необходимо убедиться в целостности полых органов, то при повреждении груди достаточно торакоцентеза с активной аспирацией крови из плевральной полости. Сбор крови, излившейся в плевральную или брюшную полость производит с помощью одноразового шприца емкостью 20 мл или аспирационной системы, путем торако- или лапароцентеза, сочетая его со стабилизацией (гепарином, глюгициром и т.д.).
Фильтрацию аутокрови следует проводить сразу после стабилизации Стабилизированную и профильтрованную кровь можно вводить немедленно, струйно или капельно. Большую диагностическую ценность имеет проба Рувилуа—Грегуара. Если кровь полученная при пункции свернулась, значит кровотечение продолжается. Если кровь не сворачивается, то проба считается отрицательной. Если кровотечение прекратилось, то эту кровь можно вводить без дополнительного введения стабилизатора.
Первым этапом борьбы с дыхательной недостаточностью является восстановление проходимости дыхательных путей. Простейший способ удаления из трахеи и бронхов крови и слизи — отсасывание их катетером. К сожалению, простая катетеризация трахеи не всегда оказывается достаточно эффективной в условиях быстро нарастающего кислородного голодания. Это заставляет прибегать к более сложным мероприятиям — трахеостомии или интубации трахеи с проведением ИВЛ. Показаниями к использованию ИВЛ при тяжелых травмах груди являются прогрессирующая дыхательная недостаточность и необходимость стабилизации грудной клетки при значительных нарушениях ее каркаса.
Хирургическая тактика при повреждениях легких определяется особенностями пневмо- и гемоторакса. Лечение должно начинаться с пункции плевральной полости. Показателями эффективности пункции являются возможно полное удаление крови и создание вакуума в плевральной полости с расправлением легкого. Сохранение пневмоторакса или продолжающееся кровотечение служат показанием для торакоцентеза,
Дренирование производится в VI-VII межреберьях по линии лопатко-плечевого сустава.
Установление диагноза закрытой травмы органов брюшной полости с их повреждением является абсолютным показанием для экстренного оперативного вмешательства. При множественных и сочетанных травмах, в большинстве случаев, повреждения органов брюшной полости являются доминирующими и требуют неотложной хирургической помощи.
Предоперационная подготовка должна быть краткой и включать налаживание инфузионной противошоковой терапии путем катетеризации центральной вены, или хотя бы пункции подкожной вены предплечья или голени, а лучше их катетеризации; при необходимости, опорожнение желудка зондом, катетеризацию мочевого пузыря В случаях угрожающих жизни внутрибрюшных кровотечений, операция должна выполняться немедленно, несмотря на крайне тяжелое состояние. Такая операция, именуемая реанимационной лапаротомией, направлена на срочную остановку кровотечения с одновременным восполнением кровопотери. Однако сначала излившуюся кровь следует реинфузировать, по возможности, в большем объеме еще во время предоперационной подготовки (что достигается введением дренажа в брюшную полость при помощи лапароцентеза, сбором крови во флаконы со стабилизатором и ее немедленным введением в сосудистое русло) и закончить реинфузию во время операции После этого, при необходимости, следует восполнить кровопотерю донорской кровью. Анестезиологическое обеспечение в таких случаях лучше всего проводить комбинированным способом, используя в качестве базисного анестетика оксибутират натрия и добавляя фракционно, по мере необходимости, кетамин. Оперативное вмешательство произвести как можно быстрее с целью максимального сокращения сроков анестезии.
Учитывая экстренность ситуации, возникающих при политравмах и необходимость координированное действий анестезиолога и хирурга, даем краткий обзор хирургических манипуляций при поврежедениях некоторых органов брюшной полости.
Ревизия обязательно должна быть полной. При наличии в брюшной полости большого количества крови ревизию начинают с осмотра паренхиматозных органов. Особое внимание следует уделить труднодоступным местам (диафрагмальная поверхность печени). Затем осматривают желудок и кишечник; при этом большое внимание уделяют наличию пристеночных гематом и осмотру брыжеечного края кишки. Субсерозные гематомы необходимо вскрывать и проверять, не просачивается ли кишечное содержимое через поврежденную стенку кишки. При обнаружении повреждения кишки дефект закрывают салфеткой, накладывают мягкие кишечные зажимы, и продолжают ревизию. После полной ревизии органов брюшной полости приступают к основному этапу операции. При наличии одновременных повреждений паренхиматозных и полых органов оперативное вмешательство выполняют вначале на паренхиматозном (печени, слезенке), а затем — на полом органе (желудок, тонкие и толстые кишки, мочевой пузырь). Повреждения печени относятся к разряду наиболее частых и тяжелых травм, а по летальности занимают первое место среди всех повреждений органов брюшной полости. Более частому травмированию печени, по сравнению с другими органами, способствуют ее размеры и анатомическое положение. Повреждения ее возможны не только при тупой травме живота, но и при травме грудной клетки, а также при травме поясничной области.
При повреждениях печени чаще всего наблюдаются разрывы паренхимы в виде трещин, идущих в различных направлениях на разную глубину, часто с участками размозжения ткани печени и массивным кровотечением. При относительно небольших разрывах, наиболе надежным методом остановки кровотечения и сближения краев раны является шов раны печени. Шов печени накладывают большой иглой обычным или хромированным кетгутом, предварительно смоченным для эластичности, в виде простого одиночного или матрацного шва. Во избежание прорезания швов, проводят тампонаду ран печени сальником с проведением нитей через бессосудистые участки с завязыванием узлов над тканью сальника.
Шов печени накладывают на всю глубину раны. не оставляя у дна ее свободного пространства. При неправильном (поверхностном) наложении под швом формируется внутрипеченочная гематома с возможным последующим абсцедированием. При больших разрывах печени с размозженном ее ткани выполняют хирургическую обработку с удалением сгустков крови, обрывков печеночной ткани и перевязкой всех кровоточащих сосудов и видимых желчных протоков. Раны печени тампонируют сальником, подшивают его к печени и дренируют подпеченочное пространство. При этом обязательно производят разгрузочную холецистостому тонкой полихлорвиниловой трубочкой, которую выводят наружу через отдельный прокол брюшной стенки. Дренаж удаляют через 10—14 дней.
Повреждения селезенки занимают второе место по частоте повреждений внутренних органов.
Следует различать одномоментные повреждения в виде различных по размерам, направлению и глубине разрывов, трещин, отрывов от сосудистой ножки, к двухмоментные — в виде подкапсульной гематомы, развивающейся вслед за травмой с последующим разрывом капсулы и кровотечением в брюшную полость, которое развивается через некоторое время (от нескольких часов до двух-трех суток после травмы).
Все травмы селезенки сопровождаются массивным внутрибрюшным кровотечением, определяющим тяжесть клинической картины.
После обнаружения разрыва, на сосудистую ножку селезенки накладывается, с целью сокращения сроков операции, несколько зажимов. Сосудистую ножку постепенно прошивают и перевязывают прочной нитью под каждым зажимом в отдельности и пересекают. После удаления селезенки следует осуществить тщательный гемостаэ всего ложа селезенки и дренировать левое поддиафрагмальное пространство трубочным дренажом, с выведением его через отдельный прокол брюшной стенки слева. Изолированные травмы почек встречаются относительно редко. Чаще всего наблюдаются сочетанные повреждения почек и других органов брюшной полости или грудной клетки, таза, конечностей и т.д.
В зависимости от тяжести травмы может произойти разрыв жировой или волокнистой капсулы, разрывы в различных направлениях через всю толщу паренхимы почки до лоханки, размозжение почки, разрыв или полный отрыв сосудов почки, мочеточника. Множественные разрывы и размозжения почки, отрыв ее от сосудистой ножки, повреждения с разрывом лоханки и мочеточника, являются показанием для нефрэктомии. Почечные сосуды раздельно пережимают, пересекают и перевязывают. Между двумя лигатурами пересекают мочеточник.
При надрывах капсулы почки, неглубоких трещинах, небольших разрывах лоханки производят органосохраняющую операцию — ушивание поврежденной почки. Разрыв ушивают с помощью одиночных тонких кетгутовых швов без натяжения, до соприкосновения краев раны, так как паренхима почки легко прорезается шовными нитями. Повреждения мочевого пузыря чаще всего возникают при переломах костей таза. При разрывах мочевого пузыря, со стороны его полости производят тщательную ревизию стенок. Ушивание раны пузыря производится двухрядным швом без эахваты-вания слизистой оболочки.
Во всех случаях повреждения мочевого пузыря необходимо его дренирование путем длительной (до пяти, шести суток) катетеризации мягким катетером. При разрывах кишечника раны ушивают двухрядным швом в поперечном направлении. В случаях необходимости производят резекцию кишки с наложением анастомоза "бок-в-бок", а брюшную полость дренируют двумя-тремя дренажами (боковые фланки и полость таза).
Не менее драматическая ситуация возникает при развитии синдрома заворота желудка. По данным нашей клиники, этот синдром встречается достаточно часто — за два последних года мы наблюдали 37 собак с этой патологией.
Заворот желудка — одно из самых тяжелых заболеваний, встречающихся в хирургической практике. Летальность при этом заболевании достигает до 40% в первые трое суток, если владельцы животного обращаются за помощью в первые 4 часа от момента начала заболевания, и до 90% — если лечение начато в период 4—10 часов; в последующие сроки летальность составляет практически 100%.
В этиологии заворота желудка имеют значение несколько факторов, основными из которых являются следующие:
1. Размеры собаки (как правило, этому заболеванию подвержены крупные породы собак).
2. Характер питания (практически во всех случаях в желудке животного находят овсяные зерна или другие крупы, подвергнутые незначительной термической обработке, сырые овощи).
3. Особенности анатомического строения связочного аппарата желудка (перерастянутость последнего, слабая фиксация желудка)
4. Наличие спленомегалии (в большинстве случаев во время операции обнаруживали резко увеличенную селезенку).
5. Физиологические особенности первой фазы пищеварения (сильные перистальтические волны стенок желудка при размельчении пищевых масс, находящихся в желудке).
6. Аэрофагия во время заглатывания пищи.
7. Время выгула и кормления (как правило, заворот желудка наблюдался после прогулки с предварительным кормлением).
При завороте желудка происходит его поворот на 90, 180, 270 и 360°. От степени этого поворота зависят тяжесть состояния, скорость развития клинических проявлений, а также дальнейший прогноз. При этом селезенка над телом желудка перемещается в правый фланк, развивается обтурация просвета пищевода и двенадцатиперсгной кишки. Образуется замкнутая полость, в которой находятся пищевые массы, подвергнутые частичному перевариванию Бродильные процессы вызывают образование большого количества газов, раздувающих желудок. Перекручивание сосудов, питающих желудок, перерастяжение его стенок приводит к нарушению магистрального и интрамурального кровоснабжения органа, что увеличивает проницаемость его стенок и вызывает мощную токсемию на фоне болевого шока Кроме того, часто наблюдается отрыв или надрыв питающей ножки селезенки, что вызывает массивное кровотечение. Во всех случаях перерастяжение стенок желудка вызывает дополнительный разрыв сосудов сальника или его отрыв от желудка, что приводит к дополнительной кровопотере. Большое скопление газов в просвете желудка резко ограничивает экскурсию диафрагмы, вызывая дыхательную недостаточность, приводит к сдавлению нижней полой вены и аорты, что значительно снижает венозный возврат и минутный объем кровообращения, вызывает тяжелую сердечнососудистую недостаточность На этом фоне развиваются серьезные нарушения водно-электролитного, кислотно-основного состояния крови, тяжелый гиповолемический шок.
С целью оказания эффективной квалифицированной помощи нами разработана лечебная тактика, включающая оказание помощи животным уже на догоспитальном этапе, что позволило сократить летальность при этом заболевании на 10%.
При постановке диагноза первая помощь должна заключаться в немедленном устранении синдрома сердечно-легочной недостаточности, что достигается пункционной или троакарной декомпрессией желудка (техника декомпрессии описывается далее), после чего необходимо обезболить животное и провести срочную коррекцию гомеостаза, направленную на устранение болевого шока, сердечно-легочной недостаточности, коррекцию водно-электролитного баланса и кислотно-основного равновесия Проведение этих мероприятий начинается непосредственно на месте пребывания животного, продолжается во время транспортировки и в клинике Инфузионная терапия должна осуществляться очень интенсивно в объеме 10—20 мл/кг/ч и включать введение полиглюкина, поляризующей смеси, солевых растворов, больших доз преднизолона, вазопрессоров. Во время проведения наркоза у таких животных обязательно проведение интубации трахеи и дренирование желудка толстым зондом после устранения перекручивания пищевода. Так как при мощной кровопотере не всегда предоставляется возможность полноценной реинфузии крови, анестезиолог должен заранее подготовить донорскую кровь и проверить ее совместимость с кровью реципиента. Анестезию целесообразно проводить, как и в предыдущем случае, с использованием оксибутирата натрия и кетамина с фракционным добавлением по ходу операции анальгина или наркотических анальгетиков. В посленаркозном периоде целесообразно провести дополнительную оксигенацию, после чего экстубировать животное. Желудочный зонд извлекают после отмывания желудка до чистой воды и, по возможности, оставляют назогастральный зонд на 2-3 дня в желудке и двенадцатиперстной кишке Интенсивная терапия должна проводиться на протяжении 4-5 дней после операции до устранения всех расстройств гомеостаза и восстановления перистальтики
В случаях, когда животное доставлено в клинику после 10 часов от начала заболевания, целесообразно провести вышеперечисленные меры по коррекции гомеостаза на фоне оперативного вмешательства, произведенного под местной инфильтрационной анестезией и заключающегося в декомпрессии желудка путем наложения широкой гастростомы И лишь после устранения нарушений гомеостаза. влияющих на витальные функции организма, стабилизации гемодинамики и функции сердечно-легочной системы можно прибегнуть к радикальному хирургическому вмешательству под наркозом.
Все вышеперечисленные патологические состояния сопровождаются развитием шока и требуют интенсивной борьбы с ним. Принципиальная схема лечения шока заключается в выполнии следующего:
1. Катетеризации крупной вены, желательно центральной, что дает возможность измерения центрального венозного давления; при необходимости проводят катетеризацию двух а иногда — и трех вен.
2. Катетеризации мочевого пузыря (для контроля диуреза).
3. При массивной кровопотере необходимо ее адекватное восполнение с помощью донорской крови, а при возможности — за счет реинфузии Восполнение кровопотери, хотя бы частичное, целесообразно провести до начала операции и продолжить во время оперативного вмешательства.
4. Восполнение кровопотери проводят не только за счет цельной крови, но и за счет кристаллоидов, плазмы и плазмозамещающих растворов в соответствующих соотношениях (см. табл.6 в Гл.9). Удовлетворительный, но кратковременный возмещающий эффект можно получить при введении физиологического раствора или раствора Рингера в объеме 20 мл/кг/ч.
5. Коррекции метаболического ацидоза введением натрия бикарбоната.
6. Внутривенного введения больших доз глюкокортикоидов (10—30 мг гидрокортизона на 1 кг массы тела в сутки).
7. Введении ингибиторов протеаз (контрикал — 1 тыс. Ед./кг/сут., трасилол — 2 тыс.Ед./кг/сут.).
8. Обязательном постоянном контроле диуреза (1-2 мл/кг/ч) и центрального венозного давления (20—40 мм вод.ст.); их коррекции при необходимости.
9. Введении антибиотиков с профилактической целью.
10. После стабилизации гемодинамики вводятся средства, улучшающие микроциркуляцию.
11. Анестезиологическое обеспечение в таких сложных условиях проводится с помощью оксибутирата натрия (базис-наркоз), небольших доз барбитуратов на вводном этапе наркоза и дробного введения небольших доз кетамина и ненаркотических анальгетиков в период поддержания наркоза.
12. Проведении постоянной оксигенации.
13. В постнаркозном периоде необходимо согреть и тепло укрыть животное; инфузионные растворы обязательно подогревать до температуры 38°С.
14. В послеоперационном периоде интенсивная инфузионно-трансфузионная терапия должна продолжаться на протяжении нескольких дней до тех пор, пока не будут устранены все нарушения гомеостаза.
8.3. анестезия и интенсивная терапия при острой кишечной непроходимости, перитоните
Для более глубокого понимания врачами принципов оказания помощи при этих тяжелых патологических состояниях хотелось бы, прежде всего, сказать несколько слов о патогенезе возникающих нарушений.
Острая кишечная непроходимость делится на:
I. Механическую:
1) обтурационную (инородные тела, опухоли);
2) странгуляционную (с вовлечением в процесс брыжейки — заворот кишок, желудка, спайки);
3) смешанную (заворот кишки и обтурация ее просвета — инвагинация)
Заворот желудка, в принципе, можно отнести к смешанному виду кишечной непроходимости Однако бурное развитие этого заболевания, сопровождающееся развитием болевого и гиповолемического шока, заставило нас вынести эту патологию в предыдущий раздел.
II Динамическую:
1) спастическую;
2) паралитическую.
III По уровню расположения:
1) проксимальных отделов кишечника (двенадцатиперстная кишка, тонкая кишка);
2) дистальных отделов кишечника (толстая кишка).
IV По стадии развития:
1) функциональные (компенсированные) расстройства в стенке кишечника (гиперперистальтика, преходящие расстройства микроциркуляции);
2) декомпенсированные расстройства в стенке кишечника (атония, перерастяжение кишки газами, секретом, компенсируемые расстройства микроциркуляции),
3) перитонит (некроз кишечной стенки),
Вид, уровень и стадия развития кишечной непроходимости в значительной степени влияют на развитие и степень выраженности нарушений гомеостаза, а, следовательно, и на интенсивность терапии в пред- и послеоперационном периодах. Результат лечения кишечной непроходимости в конечном итоге зависит от вовремя предпринятого оперативного вмешательства Однако успех последнего во многом опирается на правильно проведенную интенсивную терапию до и после операции
При обтурации просвета кишечника инородным телом или опухолью наблюдается расширение кишки выше места препятствия газами, кишечным содержимым (которое по своему электролитному составу аналогично плазме крови). Вздутие кишки и растяжение ее стенок приводит к нарушению венозного оттока, нарушению микроциркуляции, что снижает резорбцию жидкости из просвета кишки (при этом секреция сохраняется!;). Это, в свою очередь, приводит к еще большему депонированию жидкости в просвете кишечника, а также в его стенке за счет отека последней. Чем выше уровень непроходимости, тем больше жидкости теряется организмом, не только за счет вышеописанных механизмов, но и за счет рвоты.
При обтурации кишечника предметами, не полностью закрывающими его просвет (магнитофонная пленка, елочные гирлянды и т.п.), эти изменения выражены в меньшей степени, и в таком случае на степень нарушении гомеостаза в первую очередь влияет стадия развития патологического процесса. При этом фактор времени не является доминирующим — некроз кишки и перитонит могут развиться как через 2-е суток от начала заболевания, так и через 2 недели.
При странгуляционной и смешанной кишечной непроходимости отмечается расстройство как венозного, так и артериального кровотока, что очень быстро приводит к гангрене кишки и перитониту. В такой ситуации просвет петель кишок быстро заполняется жидкостью, содержащей большое количество белка, крови, электролитов. Нарушение микроциркуляции в стенке кишки очень быстро приводит к снижению ее барьерной функции и повышению проницаемости, что влечет за собой поступление в брюшную полость жидкости, бактерий и токсинов и развитие перитонита. Именно по этой причине интенсивная подготовка к операции должна проводиться с учетом возможного перитонита. Анестезиолог должен помнить, что в тяжелых случаях кишечной непроходимости общие потери жидкости могут составлять от 50 до 100 мл/кг в сутки, а потери белка — до 5 г/кг в сутки.
В связи с выраженной гиповолемией, дегидратацией, тяжелыми нарушениями водно-электролитного и кислотно-основного состояния крови, гипопротеинемией, токсемией и перитонитом, оперативное вмешательство нельзя начинать без предоперационной интенсивной подготовки. Время проведения и ее объем определяются индивидуально, в зависимости от конкретной ситуации.
Принципиально необходимо осуществить следующее:
1. Катетеризацию центральной вены и измерение ЦВД. Этот показатель сразу дает возможность анестезиологу определить объем и интенсивность введения инфузионных растворов.
2. 2 Катетеризацию мочевого пузыря (контроль диуреза).
3. Инфузионная терапия начинается с раствора Рингера или Гартмана, продолжается введением реополиглюкина и плазмы, а затем 5% раствора глюкозы с коргликоном, кокарбоксилазой.
4. Интенсивная терапия включает введение глюкокортикоидов, контрикала, антибиотиков.
5. Недостающий объем жидкости вводится во время операции и после нее. Количественный и качественный состав жидкостей определяется путем расчета (см. Гл.9 и 11), а также с учетом данных, полученных при постоянном контроле ЦВД и диуреза.
6. Анестезиологическое обеспечение операции может быть осуществлено комбинированным способом. Выбор препаратов для наркоза зависит от состояния животного и предполагаемого объема операции. Следует помнить, что в любом случае операции должны предшествовать интубация трахеи и дренирование желудка.
7. Если по ходу операции хирург принимает решение о необходимости интубации кишечника (см. Гл.10), то анестезиолог должен осуществить ряд превентивных мер: углубить наркоз (или ввести внутривенно анальгетики перед проведением манипуляции), ввести преднизолон (30 мг, независимо от массы животного), постоянно контролировать артериальное давление и деятельность сердца. Непосредственно перед интубацией кишечника рекомендуем вводить в корень брыжейки 0,25% раствор новокаина из расчета 1 мл раствора на 1 кг массы тела.
8. В посленаркозном и послеоперационном периодах интенсивная терапия продолжается обычно до восстановления перистальтики, появления аппетита и отсутствия рвоты после утоления животным жажды. Эти сроки зависят от исходного состояния животного, объема операции и составляют 2—5 суток.
9. Интенсивная терапия при перитоните принципиально не отличается от таковой при кишечной непроходимости. Однако при этом необходимо увеличить количество вводимого белка за счет плазмы, аминокислот и провести более интенсивную антибактериальную терапию. Подробнее принципы интенсивной терапии описаны в главе 9.
8.4. экстренная анестезия в акушерстве
Анестезия в акушерстве имеет ряд особенностей, которые состоят в том, что врачу необходимо четко знать, как те или иные анестетики действуют на организм матери и плодов (проникают ли они через плацентарный барьер, оказывают ли депрессивное воздействие на плоды, сократительную функцию матки), представлять себе особенности физиологии организма матери и новорожденных, уметь оказывать реанимационную помощь новорожденным щенкам и котятам.
В связи с этим хотелось бы остановиться на некоторых особенностях физиологического состояния беременных животных.
Нормально протекающая беременность сопровождается увеличением массы тела, что связано с задержкой воды во внеклеточном пространстве, ростом плодов, увеличением матки.
К моменту родов возрастает ОЦК до 30%, объем циркулирующей плазмы — до 40%, объем циркулирующих эритроцитов — на 20%; увеличивается масса циркулирующего гемоглобина на 15%, белка — на 10%. В то же время гематокрит снижается на 15—20%. Эти изменения имеют физиологическую целесообразность в связи с предстоящими родами, кровопотерей, кормлением детенышей.
Во время беременности возрастает минутный объем сердца, частота сердечных сокращений — в среднем на 10—20 в минуту.
Повышение внутрибрюшного давления приводит к сдавлению сердца и легких. При этом отмечается гиповентиляция, что может привести к ацидозу новорожденных, особенно в условиях анестезии. Во время родовой деятельности отмечаются серьезные изменения гемодинамики, что вызывает спазм сосудов, нарушение микроциркуляции и гипоксию плодов. (Это очень важно, когда кесарево сечение проводится на фоне длительных попыток родовспоможения консервативными методами.) Во время проведения анестезии по поводу кесарева сечения следует помнить, что перфузия кровью тела и рогов матки значительно увеличена — и возможна большая кровопотеря в период утеротомии и извлечения плодов, а также при необходимости полного удаления матки.
Кроме того, в организме беременной самки происходит значительное усиление деятельности паренхиматозных органов, эндокринных желез и увеличение основного обмена.

8.4.1. опасности и осложнения, связанные с анестезией в акушерстве.
Синдром Мендельсона — аспирация кислого желудочного содержимого в легкие. Возникновению этого синдрома способствует замедленная эвакуация пищевых масс у беременных животных, повышенное внутрибрюшное давление за счет увеличенной матки, повышенная желудочная секреция. Синдром Мендельсона характеризуется теми же признаками, что и аспирационный синдром, однако его лечение представляет собой более трудную задачу из-за сложностей, связанных с необходимостью сохранения плодов.
Для его профилактики рекомендовано ощелачивание желудочного содержимого фосфалугелем, альмагелем за 30 мин. до проведения наркоза, обязательное дренирование желудка во время проведения операции.
Синдром нижней полой вены — резкое падение артериального давления при переворачивании животного в положение "на спине". Увеличенная матка сдавливает нижнюю полую вену, что приводит к резкому снижению венозного возврата к сердцу и далее — к гипотензии, вплоть до потери сознания Кроме того, это приводит к ухудшению кровоснабжения плодов, развитию их гипоксии и возможной гибели сразу после рождения, или даже внутриутробной смерти от аноксии.
В связи с этим предоперационную подготовку и подготовку операционного поля рекомендуем проводить в положении "на боку", а укладывать животное на спину необходимо непосредственно перед оперативным вмешательством.
В случаях, когда живот значительно увеличен в связи с многоплодной беременностью или крупными плодами, рекомендуется проводить оперативное вмешательство в положении животного на боку с использованием параректального доступа, который проводится по наружному краю прямой мышцы живота.
Кровотечение из матки — может стать серьезным осложнением как во время проведения наркоза, так и в посленаркозном периоде. Частичная отслойка плаценты, гипо- или атония матки, сопровождающиеся наружным кровотечением, тахикардией, бледностью слизистых, гипотензией, трудностей для диагностики не представляют и позволяют выбрать оптимальную лечебную тактику. Хуже, если имеется разрыв матки, который не проявляется наружным кровотечением и возникает во время родовой деятельности. В этих случаях клинические симптомы, описанные выше, лабораторные данные позволяют установить диагноз и прибегнуть к срочному оперативному вмешательству. Для анестезиолога в таких случаях важно провести адекватную противошоковую терапию и подготовить донорскую кровь, заранее определив ее совместимость с кровью реципиента.
При гипо- или атонии матки кровотечение нередко возникает в раннем послеоперационном или даже в постнаркозном периоде. Такие кровотечения носят профузный характер, нередко сопровождаются развитием синдрома диссеминированного внутрисосудистого свертывания (см. Гл.11). Профилактикой атонических кровотечений может быть интраоперационное введение окситоцина в тело и рога матки по 2-3 ME на каждую инъекцию. Если матка не сократилась и кровотечение продолжается, необходимо прибегнуть к гистероэктомии.
Гиповентиляция (вплоть до апноэ) и гипоксемия — может развиться на введение любого анальгетика, анестетика, транквилизатора или седативного лекарственного средства. Такое осложнение может очень быстро привести к внутриутробной гибели плодов в результате развившейся гипоксемии, и даже к гибели самки, т к вслед за этим наступает остановка сердца. Поэтому анестезиолог должен постоянно находиться в готовности к интубации трахеи и проведению вспомогательной или полной вентиляции легких и оксигенации.

8.4.2. анестезия при экстренном кесаревом сечении.
Принципиально при экстренной анестезии по поводу кесарева сечения наиболее безопасными являются:
1. Эпидуральная анестезия.
2. Нейролептанальгезия (НЛА).
3. 3 Общая комбинированная анестезия.
Техника эпидуральной анестезии описана выше (см. Гл.4). В раствор используемых анестетиков можно добавлять одну каплю адреналина, что значительно усилит и продлит эффективность эпидуральной (спинномозговой) анестезии. В случае необходимости этот вид анестезии можно дополнить местным инфильтрационным обезболиванием кожи, апоневроза, мышц по ходу предполагаемого разреза. Такой вид анестезии практически не оказывает угнетающего действия на плоды, но может вызвать осложнения у матери.
Нейролептанальгезия (см. Гл.2 ) — достаточно эффективный вид обезболивания при кесаревом сечении, оказывает минимальное депрессивное действие на плоды, однако может вызвать угнетение дыхания и сердечной деятельности у матери. Кроме того, такой вид анальгезии малоуправляем.
Комбинированный наркоз при кесаревом сечении по существу не отличается от такового при другой патологии. Однако, имеется ряд весьма существенных нюансов, несоблюдение которых может привести к возникновению тяжелых осложнений.
Премедикация должна осуществляться за 30—40 мин. до наркоза. При этом не должны использоваться наркотические анальгетики, аминазин. Предпочтение следует отдать диазепаму в небольших дозах (0,25-0,5 мг/кг), который не проникает через плацентарный барьер. Атропин необходимо использовать очень осторожно, т.к. даже в обычных дозах он может вызвать тахикардию, вплоть до фибрилляции желудочков сердца у матери, что приводит к очень серьезным осложнениям: аритмиям, остановке сердечной деятельности. Лишь при крайней необходимости атропин вводится подкожно в дозе 0,02 мг/кг. Вместо атропина мы рекомендуем вводить метацин в обычной дозировке.
Для наркоза при кесаревом сечении лучше всего использовать натрия оксибутират, т.к. препарат оказывает антигипоксическое действие, повышает устойчивость организма, в том числе тканей мозга и сердца, что особенно важно при кесаревом сечении. Препарат вводят внутривенно из расчета 50—100 мг/кг. Можно использовать смесь, состоящую из натрия оксибутирата в дозе 35—40 мг/кг и тиопентала натрия в дозе 4—6 мг/кг. Раствор вводят медленно внутривенно. Сон обычно наступает через 4—6 мин., затем для углубления наркоза вводят дополнительно оксибутират натрия из расчета 20—40 мг/кг. Продолжительность наркоза 1-2 часа.
Тиопентал натрия также можно вводить в чистом виде, особенно при вводном наркозе. Этот препарат быстро проникает через гематоэнцефалический барьер, вызывая сон, но также быстро он проникает и через плацентарный барьер. Однако, связываясь в крови матери с белками плазмы, под воздействием рН крови и других факторов препарат достигает плацентарного барьера уже в половинной дозе, которая не оказывает серьезного воздействия на метаболизм плодов (B.M.Q.Weaver, 1989). Используя тио-пентал при введении в наркоз, после извлечения плодов можно переходить либо к другим анестетикам, либо вводить их различные комбинации.
С целью сведения к минимуму неблагоприятного воздействия тиопентала в виде угнетения дыхания у новорожденных, рекомендуем использовать следующую схему: тиопентал вводится в виде 1% раствора из расчета 1 мг/кг фракционно медленно (в течение 15—20 секунд) с интервалом 15—20 секунд до наступления наркоза. Общая доза обычно не превышает 4—8 мг/кг.
Кетамин с успехом применяется при кесаревом сечении у кошек, но не подходит для применения собакам (B.M.Q.Weaver, 1989). Собакам при этой операции рекомендуют вводить кетамин в дозах, не превышающих 5 мг/кг в течение всего наркоза, и только тем животным, у которых не отмечается повышения артериального давления (т к. кетамин повышает АД). Его можно использовать в комбинации с другими анестетиками в небольших дозировках
Как правило, кесарево сечение проводится при неблагоприятных обстоятельствах, каковыми являются:
1. Нарушение родового акта при несоответствии размеров таза матери и плода (сужение таза, крупный плод, опухоли, деформации таза в результате травм).
2. Нарушения родовой деятельности (родовая слабость, дискоординация сокращений матки и т.п.).
3. Нарушения положения плода в родовых путях (перегиб головки, забрасывание конечностей в другой рог матки, одновременное вклинение двух плодов в просвет тела матки и т.п.).
4. Замершие плоды.
5. Отслойка плаценты и кровотечение.
6. Внутриутробная гибель плодов и т.д.
Таким образом, родоразрешение через кесарево сечение уже заранее предполагает встречу врача с плодами, находящимися в состоянии гипоксии или асфиксии.
Причинами острой гипоксии плодов являются:
1. Атония матки.
2. 2 Гипертонус матки при длительном изгнании плода через родовые пути
3. 3 Аспирация мекония, слизи и т.п.
4. 4 Гипоксия матери.
5. Преждевременная отслойка плаценты.
6. Пережатие пуповины.
7. Разрыв матки.
Степень асфиксии новорожденных оценивается по шкале, представленной в таблице 1.
Шкала оценки степени асфиксии новорожденных
Таблица 1

Клинические признаки Оценка в баллах
0 1 2
1. Сердцебиение Отсутствует Менее 150 в мин. Выше 150 в мин.
2. Дыхание Отсутствует Слабое. Единичные дыхательные движения, слабый писк Громкий писк. Выраженные дыхательные движения
3. Мышечный тонус Отсутствует Слабые, вялые движения конечностей Активные движения, ползание
4. Рефлексы на аспирацию ротовой полости Отсутствует Вялые движения языком, челюстями, конечностями Громкий писк, активные движения
5. Окраска слизистых Цианоз Бледная Розовая



Учет вышеперечисленных клинических признаков проводится через 1 и 5 минут после рождения. Степень асфиксии определяется суммой баллов, полученной по всем пяти признакам шкалы.
Новорожденные, родившиеся без признаков асфиксии, имеют в сумме 9-10 баллов.
Легкая степень асфиксии оценивается в 7-8 баллов, средняя — 6-7 баллов, тяжелая — 1—4 балла.
Для преодоления легкой, и даже средней, степени асфиксии вполне достаточно выполнить следующие манипуляции:
1. Предварительно обтерев мордочку животного сухой салфеткой, удалить из ротовой полости и ноздрей остатки слизи.
2. В положении головой вниз несколько раз резко встряхнуть животное для удаления слизи из горла и усиления притока крови к голове.
3. Подуть в рот новорожденного 2-3 раза; подергать за язычок и ущипнуть его кончик.
4. Если ритмичное дыхание не устанавливается, вводят кофеин подкожно в дозе 0,1-0,3 мл, разведенный физиологическим раствором в 3 раза.
5. На 3—5 сек сжать с боков челюсти; 2-3 раза пальцами резко сдавить грудную клетку.
6. Энергично растереть тело новорожденного, особенно спину; при этом периодически пощипывать его за ушки и кончик языка.
7. Погрузить на 1 мин. новорожденного в воду с температурой 40°С.
Манипуляции необходимо продолжать до стабилизации нормального ритма дыхания и появления громкого писка.
При тяжелой степени асфиксии, если она не разрешается в течение 5 мин и не оценивается уже как средняя степень асфиксии, необходимо немедленно выполнять следующие мероприятия:
1. Катетеризация пупочной вены заранее приготовленным тонким катетером (наружный диаметр не должен превышать 1 мм для, мелких пород собак и котят и не превышать 3 мм — для крупных пород. Катетер вводится через пупочную вену пуповины на глубину 1-1,5 см от передней брюшной стенки и фиксируется перевязыванием лигатуры.
2. Через катетер вводят 0,5 мл на 100 г массы тела 4% раствора натрия гидрокарбоната, столько же 10% раствора глюкозы и 0,2-0,3 мл на 100 г массы тела глюконата кальция. (Это связано с тяжелым ацидозом, истощением гликогена в печени, гипогликемией, гиперкалиплазмией.)
Коррекция метаболического ацидоза должна предшествовать любой другой медикаментозной терапии.
3. Затем в пупочную вену вводят 0,1 мл адреналина, разбавленного 0,9% раствором натрия хлорида в 3 раза и столько же 10% раствора кальция хлорида.
4. Если активное дыхание не восстанавливается, новорожденного необходимо заинтубировать и проводить ИВЛ, подключив к интубационной трубке 2—20 мл шприц (в зависимости от размеров новорожденного), наполненный воздухом. ИВЛ проводится после предварительной аспирации слизи, мекония и т.п. из трахеобронхиального дерева. С целью стимуляции дыхания новорожденным можно ввести 0,1 мл 0,3% раствора этимизола. Не рекомендуем вводить такие мощные стимуляторы дыхания, как лобелии или цититон. После кратковременного эффекта, как правило, наступает стойкое угнетение дыхательного центра из-за предельного его раздражения и последующего запредельного торможения.
5. Если эти меры не оказывают достаточного влияния на организм новорожденного, в пупочную вену вводят 0,1-0,2 мл 2,4% раствора эуфиллина, разбавленного в 3 раза, 1—5 мг преднизолона.
6. Реанимационные мероприятия целесообразно прекратить, если в течение 1-1,5 ч оценка новорожденного не будет соответствовать хотя бы средней степени асфиксии. Это обусловлено тем, что такие животные погибают в ближайшие сутки-двое, или требуют буквально почасовой медикаментозной коррекции, что технически осуществить достаточно сложно.
8.4.3. анестезия при операциях по поводу акушерского и гинекологического сепсиса и пиометры.
С акушерским сепсисом врачу приходится сталкиваться, как правило, через 3—5 суток после родов.
Состояние животного крайне тяжелое. К этому времени уже развивается полиорганная недостаточность, выраженная интоксикация вплоть до эндотоксинового шока.
В такой ситуации необходимо по возможности осуществить наиболее полное лабораторное обследование, которое проводится параллельно с интенсивной инфузионно-трансфузионной терапией, направленной, в первую очередь, на борьбу с эндотоксиновым шоком. Такая терапия проводится на протяжении 2-3 и более часов, до снятия (хотя бы частичного) интоксикации, стабилизации гемодинамики, сердечной деятельности, восстановления почечной перфузии и диуреза.
За время проведения интенсивной терапии врач, как правило, уже имеет данные лабораторных исследований, что в значительной степени облегчает выбор метода анестезии и позволяет ориентироваться в направлениях дальнейшей коррекции нарушений гомеостаза.
Гинекологический сепсис мало чем отличается от акушерского сепсиса, поэтому на этом вопросе мы не будем останавливаться. Единственное, что хотелось бы в этой связи добавить: при таких патологических состояниях должна проводиться массивная антибактериальная терапия, как минимум, двумя антибиотиками разных групп, при этом, один из них вводится внутривенно, а другой — внутримышечно. В комплексе проведения антибактериальной терапии обязательно должны быть использованы препараты имидазола (метронидазол, метроджил, трихопол) — лучше в виде внутривенного капельного введения.
Интенсивная терапия должна проводиться не менее 7—10 суток. В комплекс лечения обязательно должны быть включены глюкокортикоиды, ингибиторы протеаз (контрикал, гордокс и др.) и анаболические гормоны (ретаболил, неробол и т.п.).
Пиометра может не сопровождаться сепсисом, и степень метаболических расстройств может быть выражена по-разному. Поэтому у врача может и не возникнуть такой сложной ситуации, как в предыдущих вариантах, но тем не менее, если принято решение об оперативном лечении этой патологии, ему должна предшествовать интенсивная терапия. Если состояние животного позволяет, то терапию можно проводить в течение 2-х, а то и 3-х суток, до полной коррекции нарушений гомеостаза. Подобная тактика более оправдана, т к дает возможность хорошо подготовить животное к операции и избежать многих осложнений. Хочется еще раз подчеркнуть, что эта тактика возможна при отсутствии признаков тяжелой интоксикации пли септического шока, а также при условии, что шейка матки открыта и ее полость дренируется естественным образом.


--------------
Выезд на дом +7 (926) 180-3469  Цены: http://veterinars.ru/Page_Price.htm
Отзывы о работе: http://veterinars.ru/gb/
И я не консультирую в "Личные сообщения"! Личные сообщения для ЛИЧНЫХ сообщений!!!
наверх
Profile PM WEB ICQ 
Сергей Нет на форуме
Doc
Персональный Аватар участника Ветеринары.ру
Мужик какой то


Группа:
Super Administrators
Сообщений: 28567
Дата регистрации:
января 2005

Москва, Сокольники.
Пост Отправлено: 20 июня 2008, 11:38 QUOTE

Глава 9. принципы интенсивной терапии

9.1. коррекция метаболизма

Водно-электролитный обмен. Общее количество воды в организме составляет примерно 60% от общей массы тела взрослых собак, у новорожденных — 84%. Вода в организме находится в трех условных пространствах:
1. Внутриклеточном (интерстициальном) — 40% массы тела.
2. Внеклеточном (экстрацеллюлярном) — 20% массы тела; из них 5% — во внутрисосудистом пространстве и 15% — в межклеточном (интерстициальном).
3. Трансцеллюлярном (спинномозговая жидкость, синовиальная жидкость, жидкость серозных оболочек, плевральная и кишечная слизь. Обычно во внимание не принимается).
Растворенные в воде вещества находятся в ионизированной и неионизированной форме. Количество катионов и анионов находятся в равновесии, обеспечивая электронейтральность среды. Состав водных пространств постоянно изменяется, обеспечивая химические, физические, нейрогуморальные механизмы регуляции и обменные процессы. При этом он находится в постоянном равновесии за счет обмена жидкости между организмом и внешней средой. Это происходит при соответствии между приемом и выделением жидкости. У здоровых животных суточные потери жидкости составляют 40 мл/кг в сутки. Из них 50% приходится на неопределяемые потери (слюноотделение, перспирация, выделение с поверхности тела, при внутреннем обмене воды и т.п.) и 50% (около 20 мл/кг в сутки) выделяется в виде мочи и с каловыми массами. Любой патологический процесс, сопровождающийся потерями жидкости (кровотечение, одышка, повышение температуры тела) приводит к потере большого количества воды. Так, повышение температуры тела на 1°С увеличивает потерю воды на 4—8 мл/кг. В норме нарушение равновесия водных пространств регулируется жаждой. Повышенная жажда наблюдается у животных при перитоните, кишечной непроходимости и других патологических состояниях, сопровождающихся повышением температуры тела, одышкой Изменение объема водных пространств может приводить к изменению электролитного обмена Мы неоднократно наблюдали, что животные с длительно протекающими воспалительными процессами, сопровождающимися высокой температурой и повышенной жаждой начинали пить собственную мочу.
Динамическое равновесие между экстрацеллюлярным и интрацеллюлярным пространствами может коррегироваться лишь введением жидкости в экстрацеллюлярное пространство. Нарушения водного обмена могут быть сведены к нескольким видам:
1. Гипертоническая дегидратация (недостаток свободной от электролитов воды, эксикоз) — наблюдается при недостаточном поступлении воды в организм; при лихорадке и гипервентиляции; сахарном и несахарном мочеизнурении; полиурии при острой почечной недостаточности; диарее, обильном белковом питании; неправильном назначении диуретиков. Клинически проявляется жаждой, сухостью языка и слизистых, нарушением тургора кожи (кожная складка на лбу длительное время не расправляется). Степень дегидратации определяется по табл.1.
Процентное соотношение дегидратации и ее клинические проявлении (А.Д.Р.Хилбери, 1989) Таблица 1

Степень дегидратации, % Клинические проявления
Легкая степень: менее 5% Не определяется
Средняя степень:
5—6% Легкое снижение кожного тургора
Средняя степень: 6—8% Заметное нарушение кожного тургора (кожная складка расправляется медленно, легкое нарушение капиллярного кровообращения (нарушение микроциркуляции) Глаза могут быть слегка запавшими, может наблюдаться сухость слизистых оболочек.
Тяжелая степень 10—12% Резкое снижение тургора кожи (кожная складка не расправляется), серьезные нарушения микроциркуляции, впавшие глаза, сухие слизистые, тахикардия, холодные конечности (не обязательно), нитевидный пульс, возможно развитие шока
Крайне тяжелая степень:
12—15% Шок, возможна смерть


2. Гипотоническая дегидратация (избыток свободной от электролитов воды. натрий-дефицитный зксчкоз) — наблюдается при избыточном переливании глюкозы в случае ОПН. при тяжелом асците в случае сердечной недостаточности и декомпенсированного цирроза печени Клинически жажда не проявляется, сознание заторможено, рефлексы вялые В тяжелых случаях может быть кома, судороги.
3. Изотоническая дегидратация (дефицит воды и солей) — наблюдается при перитоните, кишечной непроходимости, кровотечении, травме, при панкреатите При параличе кишечника в нем могут находиться несколько литров жидкости, не участвующей в циркуляции. Клинические проявления зависят от тяжести дегидратации. Наблюдается снижение артериального давления, тахикардия; уменьшается клубочковая фильтрация. При этом состояние животного может ухудшаться вплоть до шока.
4. Гипертоническая гипергидратация (избыток натрия) — развивается при обильном приеме соли, введении избыточного количества раствора натрия хлорида При этом развивается сердечная недостаточность, отек легких
5. Гипотоническая гипергидратация (отравление водой) — возникает при восполнении изотонической дегидратации растворами глюкозы или когда у длительно температурящего больного животного жажду утоляют чистой водой вместо солевых растворов, мясных бульонов.
6. Изотоническая гипергидратация (отек) — возникает при передозировке изотонического раствора на фоне нарушения функции почек. Клинически определяется отечный синдром
Обмен электролитов в жизнеобеспечении организма играет очень важную роль (табл.2).
Состав некоторых электролитов и эндогенных жидкостей в организме собаки (А.Д.Р.Хилбери, 1989)
Таблица 2

Жидкость Натрий, ммоль/л Хлор, ммоль/л Калий, ммоль/л Кальций, ммоль/л Глюкоза. ммоль/л
Интрацеллюлярная 10 2 150 — —
Плазма 142—150 105—120 3,7—5 2,2—2,7 3,4—5,3
Физиологический раствор (0,9%) 154 154 — — —
5% раствор натрия хлорида + 4,3% декстроза 31 31 — — 195
Раствор Гартмана 140 100 5 следы —
5% декстроза — — — — 227


Нарушения электролитного состава крови отличаются большим полиморфизмом. Отмечаются симптомы нарушения психической сферы, нервной деятельности, страдают сердечно-сосудистая, выделительная системы, наблюдаются судороги. К тяжелым нарушениям электролитного состава крови могут привести различные патологические состояния, сопровождающиеся рвотой, диареей, мочеизнурением и т.п. Ниже приводятся данные о различных потерях электролитов при некоторых патологических состояниях (табл.3) и об электролитном составе растворов, используемых в нашей клинике при инфузионной терапии (табл.4).
Патологические состояния, потери электролитов и их возмещение (А.Д.Р.Хилбери, 1989) Таблица 3

Состояния Потери Возмещение
Желудочная рвота К+ Н+ Cl-, Na+, Н2О Физиологический раствор + КСl 10—20 ммоль/л
Дуоденальная рвота Смешанные потери Раствор Гартмана
Диарея Na+ Cl-, НСО3-, К+ Н2О Раствор Гартмана + сода 2-3 ммоль/л + КС1 10—20 ммоль/л
Кишечная непроходимость Смешанные потери тяжелой степени Раствор Гартмана + плазма до снятия гиповолемического шока
Неясной этиологии (при неучтенных потерях) Неизвестны Многокомпонентный солевой раствор (нормофундин + 5% глюкоза)
Уремия (разрыв мочевого пузыря) Накопление продуктов жизнедеятельности организма, ионов К+, Н+ Физиологический раствор или нормофундин + 5% глюкоза + сода 2-3 ммоль/кг


Электролитный состав кристаллоидных растворов, используемых при инфузионной терапии Таблица 4

Раствор Состав Кол-во, г/л Количество отдельных ионов, ммоль/л, Молярность Ммоль/л
Na+ К+ Ca2+ Cl- Mg2+ HCO3- NaC3H5O2
Изотонический раствор натрия хлорида NaCI 8,5 154 — — 154 — — — 308
Раствор Рингера NaCl
КСl
CaCl 8.6
0,3
0,33 147 4 3 157 — — — 311
Лактасол NaCl
КСl
CaCl
MgCl2
NaС3H5O2 6,2
0,3
0,16
0,1
3,6 140 4 1,5 116 1 — 30 293
Раствор гидрокарбоната натрия NaHCO3 40 476 476 952
Плазма крови (нативная) — — 142 5 2,5 103 1,5 24 — 290
Раствор Гартмана 129 5,4 0.9 111,8 1 27.2 276



Диагностика водно-электролитных нарушений затруднена и должна базироваться на биохимических анализах крови и кислотно-основного состояния. При отсутствии такой возможности ориентировочно о состоянии нарушений водно-электролитного обмена можно судить по клиническим проявлениям, перечисленным в табл.5.
Виды нарушений водно-электролитного баланса и их клинические проявления (А.Д.Р.Хилбери, 1989) Таблица 5

Типы потерь
Потеря воды Жажда, сухость слизистых оболочек, снижение мочевыделения, вялость и сонливость. Животное не выглядит очень больным до увеличения потери жидкости. Наблюдается при длительной полиурии, повышении температуры и т.д.
Смешанная потеря воды и электролитов Нарушение (снижение) тургора кожи, слабый пульс, холодные конечности. Животные выглядят очень больными. Это наиболее часто встречающийся тип дефицита. Наблюдается при поносе и рвоте.
Нарушение кислотно-основного состояния Общая диагностика в развитии этих нарушений зависит от клинических проявлений. Рвота желудочным соком сопровождается метаболическим алкалозом. Дуоденальная рвота (т.е. примесь желчи в рвотных массах сопровождается метаболическим ацидозом). Метаболический ацидоз также сопровождает диарею, диабетическую гиперпергликоземию и гликозурию, кому с образованием большого количества молочной кислоты
Потеря крови Это может быть острое или хроническое состояние. Слизистые оболочки бледные, конечности холодные, пульс слабый, частый. Если наружная кровопотеря не представляет сложности для диагностики, то внутренние кровотечения очень сложны для дифференциальной диагностики при шоке другой этиологии. В этих ситуациях в диагностике могут быть полезны исследования гемоглобина, гематокрита и количества эритроцитов



Коррекция нарушений метаболизма должна быть комплексной. Следует помнить, что далеко зашедшие нарушения невозможно устранить за 2-3 часа. Нередко попытка быстрого вмешательства в системы гомеостаза организма несет в себе большую опасность, чем сами нарушения. При МКБ, сопровождающейся острой задержкой мочи у котов, например, такая коррекция должна производиться 5-6 часов, после чего можно приступить к устранению обструкции мочевыводящих путей и затем продолжить лечение нарушений метаболизма в течение 2-3 суток
Принципиальная схема коррекции метаболизма включает следующие направления:
1. антигипоксическую медикаментозную терапию;
2. коррекцию энергетического баланса;
3. коррекцию кислотно-основного состояния и водно-электролитного равновесия.
Все патологические состояния сопровождаются ишемией и гипоксией тканей и клеток. Поэтому необходимо улучшить тканевое дыхание при имеющихся количествах кислорода. Для этой цели необходимо улучшить микроциркуляцию (реополиглюкин, ганглиоблокаторы и др) и воздействовать на процессы биологического окисления путем применения нейролептиков (дроперидол, аминазин), снижающих общий уровень метаболизма; средств, улучшающих диссоциацию оксигемоглобина в тканях, позволяющих улучшить доставку кислорода в клетки (мексамин, пармидин);
веществ, понижающих потребность клетки в кислороде, что позволит перевести окислительные процессы с анаэробного окисления на аэробное (оксибутират натрия); ферментов и других средств, улучшающих биологическое окисление (АТФ, цитохром С, аминалон, практически все витамины, унитиол, тиосульфат натрия, метилурацил и др.).
Коррекция энергетического баланса направлена на улучшение возмещения энергетических потерь и уменьшение образования агрессивных шлаков. С этой целью используются анаболические стероиды. Срочная доставка энергетических субстратов осуществляется путем внутривенной инфузии 5—20% растворов глюкозы с инсулином. Для выведения продуктов метаболизма из крови необходимо использовать гемодилюцию и усиление мочевыделения.
Коррекция кислотно-основного состояния — довольно сложная задача. Наибольшие трудности возникают при диагностике этих нарушений. Лабораторные исследования не всегда доступны широкому кругу врачей, поэтому дифференциальная диагностика состояния ацидоза или алкалоза достаточно затруднена При нарушениях кислотно-основного состояния отмечаются следующие расстройства:
1. Метаболический ацидоз — повышение в организме уровня нелетучих кислот.
2. Метаболический алкалоз — повышение уровня оснований или потеря кислот.
3. Респираторный (дыхательный) ацидоз — накопление в организме СО2 с развитием гиперкапнии.
4. Респираторный алкалоз — следствие гипервентиляции и гипокапнии (при аппаратном дыхании, вследствие раздражения дыхательного центра при сепсисе, энцефалите, травме черепа, высокой температуре тела и т.д.).
Респираторный ацидоз и алкалоз сравнительно легко коррегируются управляемой вентиляцией легких (для этой цели используют искусственную вентиляцию легких, или наоборот, прекращают ее, воздействуют на центры терморегуляции и дыхания). Метаболический ацидоз — одно из наиболее часто встречающихся в практике состояний, связанное с накоплением в тканях недоокисленных продуктов обмена вследствие гипоксии, почечной недостаточности и быстрой утилизации липидов при голодании и сахарном диабете, отравлении кислотами.
Метаболический алкалоз встречается реже, но хуже поддается коррекции, чем ацидоз. Он возникает при потере желудочного сока при рвоте;
при передозировке растворов натрия гидрокарбоната; при неправильном назначении глюкокортикоидов и диуретиков, вследствие чего происходят большие потери хлора и калия; при острой печеночной недостаточности.
Коррекция метаболического ацидоза не должна начинаться с простого введения раствора натрия бикарбоната, т.к. это может привести к ухудшению состояния. Терапия ацидоза должна начинаться с устранения этиологического фактора, нормализации гемодинамики (устранение гиповолемии, восстановление микроциркуляции); коррекции водно-электролитного баланса, улучшения почечного кровотока и диуреза, улучшения тканевых окислительных процессов — путем введения глюкозы, инсулина и вышеперечисленных антигипоксантов. Затем вводят щелочные растворы, обязательно в сочетании с введением глюконата кальция, т.к. снижение в крови уровня кальция может привести к угнетению сократительной способности миокарда.
Коррекция метаболического алкалоза проводится введением раствора хлорида калия (он имеет кислую реакцию), глюкозы, изотонического раствора натрия хлорида. При умеренном алкалозе этой терапии может быть достаточно. Для коррекции высокого метаболического алкалоза дополнительно вводят раствор хлористоводородной кислоты (100 мл на 1 л 5% раствора глюкозы).
Коррекция водно-электролитного равновесия должна проводиться комплексно с учетом КОС и соотношения ионов в клетке и внеклеточной жидкости.
Метаболические расстройства необходимо коррегировать под контролем лабораторных исследований, приготавливая необходимые растворы ех tempore. За основу берется 10% раствор глюкозы с инсулином (1 ед на 4 г сухого вещества глюкозы). К этому раствору добавляют, в зависимости от цели коррекции, 10% раствор хлорида натрия, 3—7,5% раствор хлорида калия, 10% раствор хлорида кальция, 25% раствор сульфата магния, 8% раствор бикарбоната натрия.
Коррекция электролитных нарушении осуществляется с учетом физиологической значимости каждого иона. При этом необходимо помнить, что их действие взаимосвязано. Так, например, при нескорректированном уровне магния невозможно удержать в клетке ион калия, а ион хлора играет исключительную роль при удалении иона водорода почками и кишечником, гипогликемию сопровождает и гипохлоремия, что вызывает алкалоз.
Ориентировочно роль каждого иона в обменных процессах представлена ниже.
Натрий — играет главенствующую роль в поддержании осмотического давления, в работе "калий-натриевого насоса", в сохранении объема жидкости между водными пространствами.
Калий — главный катион интрацеллюлярного пространства, где он определяет электронейтральность, осмотическую концентрацию и ферментативную активность. В экстрацеллюлярном пространстве калий определяет мышечную сократимость и нервную возбудимость.
Гиперкалиемия наблюдается при травмах, особенно сопровождающихся размозжением тканей, при усиленном клеточном метаболизме, ацидозе, ОПН, гемолизе. Гипокалиемия возникает при недостаточном поступлении калия в организм, в усиленном выведении его (заболевания почек, при полиурии, применении салуретиков, при несахарном диабете, кишечной непроходимости, диарее). Клинически наблюдаются мышечная слабость, ослабление рефлексов, атония желудка и кишечника, нарушение функции'миокарда вплоть до остановки сердца. При гипокалиемии развивается алкалоз из-за потери FT и СГ
Кальций — играет важную роль в регуляции нервно-мышечной возбудимости, проницаемости клеточных мембран и в механизмах свертывания крови. При гиперкальциемии могут наблюдаться слабость, жажда, отсутствие аппетита, рвота, икота, полиурия. При гипокальциемии повышается нервно-мышечная возбудимость, что вызывает тонические судороги.
Магний — активизирует ферментативные системы организма, участвует в сократительных процессах миокарда. При гипермагниемии снижается артериальное давление, снижаются рефлексы, нарушается сознание. Наблюдается при почечной недостаточности, диабетической коме после введения глюкозы. Высокая магниемия может привести к параличу дыхательных мышц и остановке сердца в диастоле Гипомагниемия наблюдается при профузном поносе. Клинически проявляется в тахикардии, аритмиях
Хлор — является основным анионом, участвующим в поддержании осмотической концентрации. При гиперхлоремии развивается ацидоз. Гипохлоремия развивается при желудочной и дуоденальной рвоте, тонкокишечной непроходимости. Сопровождается развитием алкалоза.

9.2. искусственная вентиляция легких

Применяется при ингаляционных способах наркоза, внезапной остановке дыхания, при интенсивной терапии острой дыхательной недостаточности. Используются внешняя ИВЛ (надавливание на грудную клетку) и введение газовой смеси непосредственно в легкие через интубационную трубку Последний способ более эффективен. Обычно используют режим ИВЛ с положительным давлением вдоха +15+20 см вод.ст. при пассивном выдохе. При этом необходимо учитывать размеры животного и приблизительный объем легких (при избыточном давлении можно разорвать легочную ткань) При отеке легких целесообразен режим ИВЛ с положительным давлением на выдохе 3—5 см водн.ст. для мелких пород собак и до 15 см водн.ст. для крупных пород. Число вдохов в среднем составляет 15—20 в минуту

9.3. инфузионно-гемотрансфузионная терапия и парентеральное питание

Одним из главных компонентов интенсивной терапии является инфузионная терапия (ИТ), которая применяется для профилактики и коррекции нарушений функций органов и систем организма при различных патологических состояниях (инфекционные заболевания, травмы, сопровождающиеся развитием шока, в комплексе мероприятий лечения перитонита, кишечной непроходимости и т.д.).

9.3.1. гемотрансфузии
В комплексе лечения переливание крови имеет очень важное значение. В клинической практике гемотрансфузии применяют с заместительной целью (перелитые эритроциты находятся в крови реципиента 30—120 дней), стимулирующей целью (действует на различные функции животного организма), с целью улучшения гемодинамики (увеличивается ОЦК, усиливается работа сердца, повышается минутный объем сердца и т.д.); гемостатической целью (переливание крови оказывает стимулирующее действие на систему гемостаза реципиента, вызывая умеренную гиперкоагуляцию, обусловленную увеличением тромбопластической и снижением антикоагулянтной функции крови) (О. К. Гаврилов, 1982).
У собак имеется семь групп крови, определяемых по антигенной принадлежности: А, В, С, D, Е, F и G. Фактор А у животных имеет такое же значение, как и резус-фактор у людей Этот фактор имеется примерно v 60—65% животных Повторное переливание крови животному, у которого этого фактора нет, может привести к тяжелым гемотрансфузиологическнм последствиям — гемолизу крови и гибели животного.
Первое переливание крови, как правило, не вызывает тяжелых осложнении из-за слабо выраженных антигенных свойств факторов В—G. Однако в некоторых случаях могут наблюдаться аллергические реакции в виде крапивницы, зуда и т.п., которые могут развиться сразу (ранняя реакция) и спустя несколько дней (поздняя реакция). Во избежание этих осложнений необходимо проводить пробы на групповую и индивидуальную совместимость Для этого необходимо к 1 мл сыворотки реципиента добавить 0,1 мл эритроцитов донора (рис. 19). Реакция проводится на стекле при температуре +22—25°С. Учет осуществляют через 5 минут. При отсутствии агглютинации можно приступать к биологической пробе на индивидуальную совместимость.
Биологическая проба на индивидуальную совместимость проводится путем струйного переливания 10—15 мл крови в течение 3 мин. крупным породам собак и 3—5 мл — мелким. Проба проводится трехкратно. При этом у животного, по возможности, измеряется артериальное давление, частота пульса, число дыхательных движений до переливания и через 10—15 мин. после струйного введения крови. Беспокойство животного, одышка, тахикардия или аритмия, падение давления, рвота, проявления болевых ощущений свидетельствуют о несовместимости переливаемой крови.
При переливании крови следует учитывать, что наиболее подходящей для гемотрансфузии является свежая донорская кровь. Заготовленная заранее кровь уже к 10 дню имеет кислую реакцию (рН до 6,0) и содержит калий в высоких концентрациях (до 8 ммоль/л), что может вызвать аритмию и даже остановку сердца. При переливании заранее заготовленной крови ее необходимо подогревать на водяной бане до температуры +37°С, т.к. холодная кровь вызывает гипотермию миокарда, спазм периферических сосудов и ацидоз, легко уходит в кровяное депо. На каждые 200—250 мл цитратной крови вводится 5 мл 10% раствора хлористого кальция, 50 мл 40% глюкозы с 4 ед. инсулина и 20—30 мл 3% раствора соды (с целью нейтрализации гиперкалиемии и коррекции ацидоза) (А.А.Бунятян, 1982).
Заготавливают кровь, используя глюгицир (50 мл на 200 мл крови), или следующий состав:

Natrii citrici 2,2%
Ac.citrici 0,8%
Glucosi 2,45%
Aq.destillatae 94,55%


Такой состав используется в количестве 15 мл на 100 мл крови (М.Закиевич, 1994). Кровь с консервантом можно хранить 21 день при температуре +4°С.
Забор крови от животного осуществляется путем венепункции толстой иглой и сливанием ее во флакон с приготовленным консервантом (рис.20). Для предупреждения коагуляции крови в системе, последнюю необходимо предварительно промыть раствором гепарина или глюгициром, или ввести гепарин донору из расчета 100—200 ед. на кг массы тела. Животному-донору предварительно вводят седативные препараты (см. выше). Система для взятия крови не должна быть длиннее 25—30 см, т.к. кровь собак склонна к гиперкоагуляции и при большой длине трубки сворачивается в системе. Сосуд для сбора крови необходимо постоянно покачивать. С целью перемешивания крови и консерванта.
Без ущерба для здоровья животного можно забирать кровь из расчета 10 мл/кг. Переливают кровь капельно с темпом 40—60 кап/мин. из расчета 5—18 мл/кг в час. Повторный забор крови можно проводить через 1,5-2 месяца.
При необходимости можно осуществлять заготовку трупной крови (от животных, погибших в результате травм). Заготовка крови в этом случае принципиально не отличается от описанной выше. Если забор крови производить из сердца, можно получить 80—90 мл на килограмм массы тела. Гепарин в этом случае вводится из расчета 120 ед./кг. Кровь от трупа можно забирать до 6 ч с момента гибели животного.
Для заготовки плазмы используют раствор следующего состава:

Ac.citrici 40,0
Glucosi 30,0
Ac.chlorici conc. 7 ml
Rivanoli 0,05
Aq.destilatae 950 ml


На 900 мл крови добавляют 100 мл этого раствора. Кровь отстаивают в течение 1-2 ч, полученную плазму осторожно переливают в стерильные флаконы и запечатывают. При температуре -15°С плазму можно сохранять в течение 2-х лет. Плазма богата белком, переливание ее показано при острых нарушениях свертываемости крови, гипопротеинемии, интоксикации, для повышения коллоидно-осмотического давления крови.
В повседневной практике врачам довольно часто приходится сталкиваться с проведением различных трансфузиологических операций. Мы остановимся на некоторых из них, имеющих наибольшее значение в лечении больных животных.
Реинфузия крови — переливание крови, излившейся в плевральную или брюшную полости. Реинфузия крови является очень эффективной мерой лечения и предотвращает осложнения, связанные с переливанием донорской крови. Показанием для реинфузии является любая кровопотеря, допускающая использование излившейся в полости (плевральная, брюшная и т.д.) крови. Противопоказаниями являются:
1. гнойное загрязнение излившейся крови,
2. загрязнение излившейся крови мочой или кишечным содержимым;
3. кровотечения, связанные с разрывом матки;
4. почечная недостаточность
Чаще всего врачу приходится иметь дело с реинфузией крови при разрывах легкого, печени, селезенки, внутрибрюшинных разрывов крупных сосудов. Наиболее простой способ сбора излившейся крови заключается в простом вычерпывании ее из полости ложкой или вымакивании марлей (последний способ значительно хуже, т.к. приводит к существенному разрушению эритроцитов). При сборе крови ее сливают в стерильный флакон с одним из стабилизаторов (глюгицир, цитрат натрия и др.), предварительно профильтровав ее через 4 слоя стерильной марли. После этого флакон закрывают и переливают кровь по обычной методике, осуществляя ее микрофильтрацию через фильтр системы для переливания крови.
Вторым способом забора крови для реинфузии является введение перфорированного трубочного дренажа в брюшную или плевральную полость посредством лапаро- или торакоцентеза. Такой способ позволяет собрать и реинфузировать кровь до оперативного вмешательства, что значительно снижает риск анестезиологического обеспечения, особенно при политравмах, сопровождающихся разрывом паренхиматозных органов и массивной кровопотерей. При эвакуации крови из брюшной полости необходимо убедиться в целостности мочевого пузыря (для этого его необходимо катетеризировать до выполнения лапароцентеза). Небольшие же повреждения кишечника, не сопровождающиеся массивным загрязнением собираемой крови не являются противопоказанием к ее реинфузии (Е.А.Вагнер с соавт., 1977).
Внутрикостные трансфузии достаточно просты в исполнении, могут использоваться в тех случаях, когда внутривенное введение жидкостей затруднено (гнойные поражения кожи, массивные отеки конечностей и т.д.), а также у щенков и котят. Трансфузии осуществляются внутрикостным введением иглы с мандреном (костномозговая игла Кассирского) в эпифизы костей, крыло подвздошной кости Перед введением иглы выбривают участок кожи, обрабатывают его как операционное поле (во избежание остеомиелита), прокалывают иглой кожу и подлежащие ткани до кости, затем, преодолевая костный кортикальный слой, получают ощущение "провала" иглы, удаляют мандрен, внутрикостно вводят 0,5—2 мл 2% раствора новокаина и проводят инфузию растворов под давлением. По окончании манипуляции кожу обрабатывают йодом и кубатолом.
Аутогемотрансфузия — переливание крови больному животному, взятой у него заблаговременно. Обычно такая необходимость возникает при повторном переливании крови, когда предполагается большая операция с массивной кровопотерей. У животного заблаговременно берут кровь (за 1-2 недели до предполагаемой операции), а затем ее же переливают во время оперативного вмешательства.
Реинфузия асцитической жидкости в сосудистое русло возможна у животных, больных циррозом печени, имеющих выраженный асцит, рефракторный к обычной диуретической терапии. Это позволяет избавиться от большого количества жидкости в брюшной полости, сохранив при этом белок, восстановить его уровень в плазме. Технически это выполняется следующим образом: после пункции брюшной полости асцитическую жидкость собирают в стерильный флакон, и тут же вводят ее внутривенно капельно со скоростью 10 мл/кг в час. За 1 сеанс можно реинфузировать от 10 до 30 мл/кг асцитической жидкости. Такие реинфузии могут проводиться 2—4 раза через 1-2 суток.
9.3.2. инфузионно-трансфузионная тактика при некоторых тяжелых состояниях
При острой кровопотере инфузионно-трансфузионная тактика зависит от количества излившейся крови (см табл.6).

Таблица 6
Соотношение и объем вводимых растворов в зависимости от степени кровопотери

Степень кровопотери Общая потеря (от ОЦК). % Общий объем вводимой жидкости (от объема кровопотери), % Количество крови (от потери), % Соотношение растворов
Солевые растворы Коллоидные растворы
Легкая 10-14 150-200 — 1 1
Средняя 15-24 200-250 40 1 1
Большая 25-49 300 70 1 2
Массивная 50-60 кровопотеря + 300 100 1 3


Примечание: при большой и массивной кровопотере первостепенное значение имеет гемотрансфуэия. Введение жидкостей должно осуществляться в две вены одновременно с введением крови.
При острых заболеваниях органов брюшной полости (перитонит, острая кишечная непроходимость) инфузионно-трансфузионная терапия должна проводиться в течение 1-2 часов перед оперативным вмешательством. При низком центральном венозном давлении, выраженной тахикардии объем вводимой жидкости может достигать 0,5 мл/кг/мин. — в первый час и в дальнейшем зависит от показателя ЦВД. Интенсивная терапия должна продолжаться во время операции и в послеоперационном периоде. Проведение интенсивной терапии в этих случаях должно быть направлено на устранение гиповолемии, коррекцию водно-электролитного баланса и КОС, дезинтоксикацию, восстановление реологических свойств крови.
9.3.3. парентеральное питание
Целью парентерального питания является обеспечение организма всеми питательными веществами и поддержание азотистого баланса и массы больного животного в условиях невозможности энтерального или зондового питания Парентеральное питание должно быть комплексным и. кроме глюкозы, должно включать белковые препараты, жировые эмульсии, электролитные растворы, витамины, глюкокортикоиды, анаболические гормоны и т.д. Общий объем переливаемых жидкостей при отсутствии патологических потерь должен составлять 30—40 мл/кг в сутки. Большое количество энергии содержит этиловый спирт, который вводится внутривенно в виде 33% раствора в дозе не превышающей 5 мл/кг в сутки.
Необходимый количественный и качественный состав жидкостей для парентерального питания рассчитывают индивидуально по количеству мочевины в суточной моче в граммах. Кроме того, рассчитывают общую потребность в воде и энергии.
Потери мочевины рассчитывают по формуле:
Nобщ. = с х 0,466, где N общ. — общий азот мочевины, г; с — количество мочевины в суточной моче, г; 0,466 — коэффициент пересчета мочевины в азот (1 г мочевины содержит 0,466 г азота).
Потери азота в сутки рассчитывают по формуле:
Nсут=N общ.х 1,25, где 1,25 — коэффициент пересчета общего азота в потерянный.
Потери азота восполняют за счет белковых препаратов и аминокислот. Для усвоения белков необходимо создавать энергетический резерв за счет небелковых калорий из расчета 180 ккал : 1 г азота.
Ориентировочно о суточных потребностях организма можно судить по данным, приведенным в табл.7.
Потребности организма в различных компонентах
Таблица 7

Ингредиент Общая суточная потребность организма (на 1 кг массы тела)
Вода 40мл
Энергия 30 ккал
Азот (аминокислоты) 1-2 г аминокислот
Глюкоза 3-5 г
Жиры 0,7-1,5 г
Натрий 1,5 ммоль
Калии 0,8-1 ммоль
Кальций 0,11 ммоль
Хлор 2,5 ммоль
Витамины: А
B1
В2
В6
В12
С
Е 10 мкг
0,02 мг
0,03 мг
0,03 мг
0,03 мкг
0,5 мг
1,5 мг
Никотинамид 0,2мг
Фолиевая кислота 3 мкг


9.3.4. энтеральное питание
Вопрос о более полном восполнении всех энергетических и пластических потребностей организма встает очень остро при любых тяжелых состояниях животного. При этом следует учитывать, что повышение температуры тела на 1°С увеличивает основной обмен до 10%, двигательное беспокойство, оперативные вмешательства — на 30—60%. Кроме того, организм необходимо обеспечить белками, углеводами, жирами (в соотношении 1:2:4), солями, витаминами. С этой целью обычно используются яйца, сухое молоко, кефир, творог, бульон, соки. Все эти продукты вводятся небольшими порциями (от 5 до 50 мл, в зависимости от величины животного) в виде теплого раствора при помощи шприца или небольшой спринцовки. Растворы вводятся между коренными зубами медленно в положении животного с приподнятой головой и вытянутой шеей. Такая процедура может повторяться многократно с интервалом в 1-1,5 ч, с целью предупреждения переполнения желудка и рефлекторной рвоты. В случае ее возникновения, необходимо отмыть желудок до чистой воды через зонд и по нему вводить питательные растворы.
В качестве питательных растворов для энтерального питания могут быть использованы специальные препараты: комплан, виванекс, меритен и др. В случае невозможности проведения энтерального питания или его недостаточности, прибегают к дополнительному парентеральному питанию (см. выше). Введение питательных смесей в прямую кишку не рекомендуется, т.к. в нижних отделах кишечника происходит всасывание воды, а имеющиеся здесь ферменты приводят к расщеплению белков до индола и скатола, что может значительно усугубить интоксикацию.

9.4. ингаляционная терапия

Этот метод основан на введении лекарственных средств в организм через систему дыхания.
Наиболее широкое применение в практике имеет кислородная терапия, которая применяется в комплексе лечения при гипоксиях различного генеза Эффективность терапии определяется по клиническим проявлениям: уменьшение одышки, цианоза, нормализация гемодинамики. Оксигенотерапия должна проводиться длительно и непрерывно до получения стойкого лечебного эффекта. Кислород должен подаваться увлажненным, в смеси с воздухом, концентрации до 25—60% через назальный катетер или маску
Одним из методов ингаляционной терапии является аэрозольная терапия. Ингаляции могут быть паровые и ультразвуковые. При лечении мелких животных несомненным преимуществом обладают ультразвуковые ингаляции, т к. ингаляционная смесь (протеолитические ферменты, антибиотики, бронхолитики, глюкокортикоиды, антигистаминные средства и т.д.) имеет температуру тела животного — 38-39°С и достигает практически всех легочных структур, вплоть до альвеол.

9.5. антибактериальная терапия

Антибактериальная терапия показана с лечебной целью: при воспалительных процессах в стадии инфильтрации; при необходимости ограничения воспалительного процесса; для предупреждения инфекционных послеоперационных осложнений
По данным зарубежных и отечественных авторов, необходима предоперационная профилактическая антибактериальная терапия с целью создания высокой концентрации антибиотиков в крови перед оперативным вмешательством, а также защиты организма от инфекционных осложнений. Показаниями в этом случае служат:
1. проникающие ранения полых органов брюшной полости;
2. обширные загрязненные раны;
3. операции на кишечнике (особенно толстой кишке);
4. операции у животных с инфекционными заболеваниями;
5. операции на костях, особенно при открытых переломах.
Дня этой цели за 30—40 мин. до оперативного вмешательства вводятся выбранные антибактериальные препараты в максимальной разовой дозе.
Выбор препаратов для антибактериальной терапии основывается на определении антибиотикочувствительности (от этого зависит эффективность применения препаратов). При отсутствии такой возможности следует пользоваться антибиотиками широкого спектра действия или учитывать локализацию патологического процесса: при заболеваниях верхних дыхательных путей предпочтение следует отдать пенициллинам; при заболеваниях органов брюшной полости — аминогликозидам; при заболеваниях мочеполовой сферы — левомицетину, полусинтетическим пенициллинам, нитрофуранам и т п Более подробное освещение этого вопроса выходит за рамки данного издания. (Детально о принципах антибактериальной терапии можно узнать в специальной литературе.)
Кроме антибактериальных препаратов (антибиотики, сульфаниламиды, антисептики), используются препараты, воздействующие на иммунные реакции организма (противогангренозная сыворотка, иммуноглобулин. кортикостероиды, метилурацил, пентоксил и др.).
Следует помнить о возможных осложнениях антибактериальной терапии: невриты, почечная недостаточность, поражения печени, дисбактериоз, суперинфекция и др.

9.6. профилактика и лечение пролежней

Развитие пролежней является следствием нарушения трофики и микроциркуляции в мягких тканях при длительной гипокинезии. Как правило, пролежни возникают в местах локального давления, особенно, если при этом не осуществляется должный санитарно-гигиенический уход за животным (влажная, грязная подстилка, жесткая лежанка, складки на подстилке и т.п.). Профилактическими мероприятиями являются: частая (через 2-3 ч) смена положения животного, устранение локального давления, массаж мягких тканей, использование мягких подстилок, расправление складок на ткани и т.д.
При возникновении пролежней необходимо добиваться, чтобы раны находились в сухом состоянии. Проводят лечение ран при помощи антисептических растворов, накладывают мазевые повязки, при глубоких поражениях производят раннюю некрэктомию. Как правило, пролежни заживают самостоятельно после восстановления двигательной активности животного. В противном случае прибегают к пластике местными тканями, или производят пересадку кожи марочным методом.

9.7. гемодиализ и перитонеальный диализ

Гемодиализ и перитонеальный диализ — это способы детоксикации организма. Первый из них основан на пропускании крови через диализатор с полупроницаемой мембраной между кровью и диализирующей жидкостью Разная концентрация веществ по обе стороны от мембраны по градиенту концентраций переводит их из одного сектора в другой. При перитонеальном диализе роль полупроницаемой мембраны выполняет брюшина.
Показания к детоксикации возникают: при экзогенных и эндогенных отравлениях; при острой почечной и печеночной недостаточности различного генеза; при хронической почечной недостаточности, осложненной уремией; при остром перитоните в токсической фазе, деструктивном перитоните.
Для проведения гемодиализа требуется специальное оборудование, которым ветеринарные клиники, как правило, не располагают. Принципиально проведение гемодиализа возможно у крупных животных, т к. при этом необходим определенный объем крови для осуществления перфузии, который в среднем составляет 200—250 мл. В связи с этим у мелких животных гемодиализ практически трудноосуществим.
Более доступным для применения в практической ветеринарной медицине является перитонеальный диализ. Различают три вида перитонеального диализа: непрерывный, прерывистый и рециркуляционный.
Непрерывный диализ осуществляется путем введения при помощи троакара нескольких перфорированных полихлорвиниловых трубочек, через которые вводят диализирующий раствор со скоростью 50—100 мл/мин, в течение 1-1,5 часов 2-3 раза в сутки. Введение раствора производят через 1-2 дренажные трубки, выведение — через остальные. Эффективность перитонеального диализа зависит от скорости перфузии диализата (чем выше скорость, тем эффективнее манипуляция). Однако такой вид перитонеального диализа имеет ряд существенных недостатков: 1) образование прямых каналов между дренажами притока и оттока, что резко снижает контакт диализата с брюшиной и уменьшает эффективность манипуляции; 2) значительные потери плазменного белка; 3) невозможность достичь нужной концентрации антибиотиков и электролитов в диализате.
Поэтому более эффективным является фракционный (или прерывистый) перитонеальный диализ, который заключается во введении диализата (от 100 мл до 2 л, в зависимости от массы животного) в брюшную полость через одну дренажную трубку, с последующей эвакуацией его через 20—30 мин. Такая экспозиция диализата является оптимальной. Диализ таким образом проводят 4—6 раз в сутки до достижения клинического эффекта. Недостатками фракционного перитонеального диализа являются: 1) значительные колебания внутрибрюшного давления, что может неблагоприятно сказаться на гемодинамике, особенно у ослабленных животных, при сердечно-сосудистой недостаточности; 2) возможность инфицирования брюшной полости при несоблюдении правил асептики.
Рециркуляционный перитонеальный диализ требует дополнительного использования аппарата "искусственная почка", в котором диализат очищается от продуктов метаболизма и повторно вводится в брюшную полость.
Выбор диализата во многом зависит от задачи перитонеального диализа, но наиболее простыми и чаще используемыми растворами являются полиионные растворы, близкие по составу к плазме крови — лактасол, Рингера, Гартмана и др.
При проведении перитонеального диализа возможны различные осложнения: перегибы дренажных трубок, закупорка их фибрином; перфорации внутренних органов катетером или троакаром; кровотечения, инфицирование брюшной полости; развитие сердечно-легочной недостаточности; возникновение отека мозга и т.п.
Более эффективным перитонеальный диализ становится в сочетании с одновременным проведением форсированного диуреза.
Абсолютных противопоказаний к проведению перитонеального диализа у животных практически нет. К относительным могут быть отнесены заболевания, сопровождающиеся тяжелой сердечно-легочной недостаточностью и гипопротеинемией. Эффективность его оценивается по клинической симптоматике снижения интоксикации.


--------------
Выезд на дом +7 (926) 180-3469  Цены: http://veterinars.ru/Page_Price.htm
Отзывы о работе: http://veterinars.ru/gb/
И я не консультирую в "Личные сообщения"! Личные сообщения для ЛИЧНЫХ сообщений!!!
наверх
Profile PM WEB ICQ 
13 ответов, начиная с 20 июня 2008, 11:19 < Предыдущая тема | Следующая тема >

[ Подписаться на эту тему :: Отправить тему по email :: Распечатать эту тему ]

Страниц: (2) < [1] 2 >
Ответить в тему Новый вопрос ветеринару Новый опрос

Ответить: Анестезиология и реаниматология собак и кошек
Кнопки iB кода
Вы отправляете как:
Guest
Добавить Вашу подпись для этого сообщения
Использовать смайлики в этом сообщении
Подписаться на эту тему
все смайлики
все iB коды
Русская клавиатура
Вставить фотку

  Ветеринарный FAQ  New FAQ - Типичные вопросы и частые ответы.          RULES: Правила Ветеринарного Форума.       Ветеринарная консультация - Как получить?   Как задать вопрос Ветеринару

Разработка, дизайн, хостинг и поддержка - Data-Stream            RSS - Лента новостей Ветеринары.ру  Ветеринары.ру на Рейтинг@Mail.ru